История третья. Тайный правитель губернии

«Милая моя, незабвенная Анна Сергеевна, минуло уже два года, как я пребываю в должности генерал-губернатора Мышкинской губернии. И тоска меня одолевает, как взгляну на грязь и разруху вокруг. И чтобы совсем не затянула тина эта болотная, пишу вам, судьба моя, это послание».

Такими словами начал своё письмо супруге генерал-губернатор Гордей Гордеевич Цыплаков. Даже после 30 лет брака он пылал к ней чувствами, как в первый день знакомства. И кто знает, где бы сейчас был Гордей Гордеевич, если бы не жена.

Анна Сергеевна была женщиной властной и, что уж скромничать, красивой. Эти качества вкупе с природным рвачеством позволяли ей проворачивать дела. Обставляла госпожа Цыплакова всё так, будто всем заправляет Гордей Гордеевич, сама оставаясь как бы в стороне.

«Надысь обнаружил, что главный Мышкинский земский врач Даниил Большаков, присланный и рекомендованный вами как человек высокопрофессиональный, подворовывает. Причём берёт не по чайной ложке, а сразу половниками да ковшами. Брал денег казённых на установку новых кроватей в больницах, а вместо этого обустроил свое поместье да жил на широкую ногу»…

Супруг Анны Сергеевны как человек честный и честолюбивый, конечно, не знал о махинациях жены. Например, Большаков будучи давним приятелем Цыплаковой затем и был отправлен «в помощь» Гордей Гордеевичу, чтобы умело осваивать казённые средства, а через год-полтора уехать в столицу. С той же целью прибыли начальники учебных и культурных учреждений.

«Уж не знаю, что делать. Скучаю по своим ненаглядным Гусару, Фру-фру и Колвару. На здешних конюшнях, конечно, тоже есть красивые и статные лошади, но все они в подмётки не годятся. У графа Тавдинского, есть, несомненно, пара лошадей, и он просит помочь с развитием его конного завода. Кстати, на прошлой неделе выделил ему под пастбища ещё 20 гектаров земли. Да крестьяне этим оказались недовольны, пришлось направить держиморд на них».

Мышкинская губерния славилась далеко за своими пределами конным делом. Местные заводчики вывели собственную породу, которая высоко ценилась помещиками по всей России. Ценил её (и даже с завистью смотрел) и сам Гордей Гордеевич, который до генерал-губернаторства держал несколько конных заводов, занимался выведением новых пород, коллекционировал дорогих рысаков, участвовал в скачках. Лошади и Анна Сергеевна — две первые страсти в жизни Цыплакова.

«Милая моя, незабвенная Анна Сергеевна, душа моя, с надеждой на скорую встречу, с любовью к Вам, Ваш Гордей Гордеевич», — сначала Цыплаков хотел закончить письмо так, но, подумав, переписал: нежно целую руку, жду встречи, твой Гордеюшка. После этого он почему-то оглянулся, не видит ли кто его слабости, запаковал письмо в конверт и лично повёз на почту.

На этом мы оставим нашего героя и ускорим ход событий. Через пару месяцев супруга Цыплакова прибыла в губернию и попросила в свое ведение богоугодные заведения и непременно ассигнований на их развитие. Счастливый Гордей Гордеевич распорядился выделить необходимые средства, даже не спросив, куда они пойдут. А пошли они на новую конюшню Цыплаковых и компаньонов из Швейцарии.

Дисклеймер

Все имена и события вымышлены, любые совпадения с реальными людьми и событиями чистая случайность.

Источник фото: depositphotos.com