История четвертая. Странный сон городничего

Город Ковалёвск находился на самой окраине Мышкинской губернии. Люди там жили трудолюбивые, смекалистые да рукастые. Но была в городе беда одна – дорог не было. Да так не было, что пока из столицы губернии доберется почта с донесением, а оно уже и не надо.

Вот по такой дороге и был прислан в Ковалёвск новый городничий Игнатий Порфирьевич Соколовский. Три дня он потом лежал да охал, мол, какая дорога ужасная. А на четвертый, отведав сбитня местного с утра, первым делом вызвал к себе коллежского секретаря Мухина и давай его расспрашивать, что жители Ковалёвска про дороги говорят.

Наслушавшись гадостей (а ничего иного жители и сказать не могли), уже к обеду Соколовский занемог, а Мухину велел пойти прочь.

Надо сказать, что титулярный советник Игнатий Порфирьевич Соколовский был человеком низенького роста, остряком и философом. Любил в свободное время порассуждать о будущем, о судьбе страны, о том, как мир устроен, и помечтать о карьере. Речевой аппарат развит был особенно: ибо рассуждать наш герой привык вслух. Говорил так, что сам диву давался, как складно все получается. Порой замечтается, наобещает с три короба, а потом отрицает, мол, не мог я такого наговорить, извольте-с.

К вопросу дорожного устройства Игнатий Порфирьевич вернулся где-то через год, когда из столицы пришла весть, о скором приезде генерал-губернатора. 

“Как поедет, так и помаслит”, – решил Соколовский и собрал всех чиновников решать вопрос о строительстве дороги до уездного города.

Надо сказать, что все дороги того времени в Сибири были грунтовыми и низкого качества. Но в столицах уже использовали щебеночные покрытия, а в местах, где местного щебня невозможно было получить, использовали гравий, кирпичный щебень, дробленую чугунную и болотную железную руду.

– Ну руды у нас хоть отбавляй! – заметил Игнатий Порфирьевич на очередном обеде по случаю юбилея купца Скуперфельда, держателя водокачки.

А после городничий вернулся к себе и задремал. И снилось ему, как идет он по Ковалёвску со Станиславом II-степени, нет, этот момент Соколовский в своём сне решил переиграть, с Анной II-степени на шее, а все ему кланяются и благодарят, а он шагает и говорит:

– Вот все ругали нас, жаловались, а я вон какую дорогу построил. Нет ни у кого в Сибири таких дорог, дааа-с. Любая кобыла теперь благодарна Соколовскому.

Разбудили Игнатия Порфирьевича известием об отмене приезда начальства. Соколовский даже насупился и расстроился сначала, но потом подумал, что оно и к лучшему. Но грудь продолжал поглаживать, ощущая орден за строительство дороги, которую он построил, пусть и во сне

В этом состоянии мы оставим нашего героя и немного ускорим ход событий.

Дорогу построить так и не вышло: сначала город атаковала стая собак, которых отлавливали все лето – пору благодатную для дорожного строительства, затем бурная осень приключилась, зима многоснежная, а весной размыло и те дороги, что до этого были. Следующим летом городничий увлекся уличным украшательством: мол, в красивом месте и собаки счастливо живут. А затем пришёл срок выборов – опять за строительство не приняться. 

Но сон, где Игнатия Порфирьевича народ нахваливал, а он приговаривал: вон какую дорогу я построил – снился ему часто, да так, что он и сам уверовал, что дорога построена, и грудь свою наглаживал постоянно, ощущая тепло от ордена.

Козьма Трудков

Источник фото: depositphotos.com