Лунные ландшафты, Елки-палки, или Как сберечь Кузбасс

По данным Росреестра, с 01.2017 по 01.2020 площадь сельскохозяйственных угодий в регионе уменьшилась на 11,3 тыс. га, с 2 662,6 тыс. га до 2651,3 тыс. га. Земли промышленности за это время «приросли» 15,9 тыс. гектаров.

Информации за 2020 год от Росреестра нет. Зато губернатор Кузбасса Сергей Цивилев в ходе декабрьской пресс-конференции заявил, что за 10 месяцев 2020 года по всему Кузбассу из сельхозземель в промышленные было переведено 2 тысячи гектаров. Эта цифра вызвала много вопросов — прошлогодние сообщения о переводе земель вылетали как из пулемета. Разом передавались десятки участков на сотни гектаров земли.

Но на пресс-конференции Цивилев заявил: «Введено в сельскохозяйственный оборот 20,6 тысяч гектаров неиспользованной пашни — в 10 раз больше. И если земли, переведенные в промышленные, как правило, давно не используются по назначению и непригодны для возделывания, то введенные в сельхозоборот гектары — это угодья, которые, по оценкам специалистов, подходят для выращивания зерновых и иных культур».

Лишняя земля

По информации властей, распоряжениями кузбасского правительства в категорию промышленных, как правило, переводятся сельскохозяйственные земли, которые предприятия выкупили или арендовали много лет назад, но так и не оформили должным образом.

В свое время ситуацию с переводом земель разъяснял замгубернатора по промышленности, транспорту и экологии Андрей Панов: «Это очень сложный процесс. В нем принимают участие органы государственной власти, местного самоуправления, федеральные структуры и население. Но самое главное, что нужно понимать: в 99% случаях работа по переводу земель — это не фактическая передача промышленным компаниям новой земли, на которой раньше колосилась рожь. Это, по сути, юридический вопрос, направленный на наведение порядка в данном направлении. Промышленные компании в большинстве случаев давно владеют и пользуются этими землями, приобретя их либо взяв в аренду у муниципалитетов несколько лет назад. Где-то эти земли ими зарезервированы на перспективу для расширения производства и строительства новых объектов, а где-то уже заняты промышленными объектами, пусть даже еще и недостроенными. В обоих случаях эти земли однозначно много лет не используются для посадки сельхозкультур или выпаса скота».

По словам Панова, долгое время земельная проблема не решалась. При этом промпредприятия существенно экономили собственные средства и недоплачивали в бюджеты муниципальных образований. Ведь налог с сельхозземель существенно ниже налога с земель промышленности — для первых 0,3%, для вторых — 1,5%. Так же и кадастровая стоимость, исходя из которой начисляется налог, у промышленных земель в разы выше, чем у сельскохозяйственных.

За несвоевременный перевод земель в должный статус компании должны возместить муниципалитетам нанесенный ущерб. По данным Россельхознадзора, за 2019-2020 гг. было возмещено вреда в добровольном порядке на 124,6 млн. рублей.
По заверениям властей, органы муниципального земельного контроля проводят проверки по выявлению несоответствия статуса земли с ее использованием. Следит за этой работой и Управление Россельхознадзора. По данным ведомства, за последние 2 года было проведено 777 контрольно-надзорных мероприятий. Общая сумма наложенных штрафов составила 36,9 млн. рублей. Остается открытым вопрос, возместят ли эти ничтожные суммы вред, нанесенный природе Кузбасса и региональному бюджету.

Мнение общественности

В ноябре 2020 года в Общественной палате Кузбассе были разработаны рекомендации «Экологические последствия перевода земель сельскохозяйственного назначения и лесного фонда в земли промышленности». Над документом работали эксперты Общественной палаты Кузбасса, ученые-экологи, представители регионального парламента, Росприроднадзора, Россельхознадзора, КУГИ, Россреестра, департамента лесного комплекса Кузбасса, минприроды и экологии и других заинтересованных структур.

В документе, в частности, говорится: «При переводе сельхозземель в земли промышленности уменьшается количество пахотно-пригодной земли. При этом безвозвратно теряется самый ценный компонент почвы — чернозем. Идея рекультивации, восстановление плодородия техноземов, выдвинутая около 70 лет назад, не смогла реализоваться. По мнению почвоведов Института почвоведения и агрохимии СО РАН, методы рекультивации позволяют вернуть плодородие не более 30% от того, что было на зональных почвах».

Общественники уверены, несмотря на множество законодательных и административных рычагов воздействия, власти недостаточно ими пользуются в сфере защиты природы Кузбасса: «Исходя из анализа положений законодательства, регулирующего перевод земель из одной категории в другую, можно констатировать, что действующее правовое регулирование перевода земель ведет к чрезмерной свободе усмотрения должностных лиц, уполномоченных рассматривать ходатайства о переводе земель, а не к чёткости и предсказуемости процедуры перевода земельных участков в другую категорию земель».

В документе указано: «Как следует из сведений Росреестра, площадь земель (Кузбасса) сельскохозяйственного назначения незначительно, но равномерно уменьшается. За 10 лет она уменьшилась на 30 201 га или на 1,12%. Уменьшение происходит за счет постепенного, равномерного уменьшения площади следующих видов сельскохозяйственных угодий: пашня, сенокосы, пастбища».

Огонь по площадям

Кроме того, в документе проведен анализ состояния лесного фонда Кузбасса с 2010 года: «Как следует из сведений Росреестра, площадь земель лесного фонда за 10 лет так же незначительно уменьшилась — на 3 385 га или на 0,06%. Уменьшение происходит за счет сокращения непосредственно лесных площадей». При этом общественники отмечают, что «согласно информации Департамента лесного комплекса Кузбасса, уменьшения площади земель лесного фонда на территории Кузбасса не происходит», поэтому сделан вывод, что «представленные Росреестром и Департаментом лесного комплекса Кузбасс сведения ЕГРН и сведения ГЛР не отражают реальной картины состояния земель лесного фонда на территории Кузбасса (ни в статике, ни в динамике)».

В документе также говорится, что «согласно отчета Росреестра, площадь нарушенных земель в составе земель промышленности за 10 лет увеличилась на 29 116 га или на 74,56% (в 2010 г — 39 049 га., в 2015 г — 51 592 га, в 2019 г — 68 165 га)»

По сведениям КУГИ, правительством Кузбасса в 2010 году принято 66 положительных решений о переводе земель сельскохозяйственного назначения в земли промышленности, в 2011 — 110, в 2015 — 51, в 2017 — 155, в 2018 — 113, в 2019 — 181 и за I полугодие 2020 — 69.

Если посмотреть по переданным гектарам, то цифры будут следующие: 2010 — 2 255, 2011 — 2 494, 2015 — 2 500, 2017 — 4 681, 2018 — 2 864, и «рекорд» в 2019 — 5 889. Таким образом, за 10 лет Кузбасс лишился 34 610 га сельхозземель.

Общественники рекомендовали правительству Кузбасса «рассмотреть вопрос о проведении комплексного экологического обследования территории Кузбасса, с целью определения зон (территорий) чрезвычайной экологической ситуации, в первую очередь на юге Кузбасса. На основании полученных результатов внести коррективы в планы развития Кузбасса, в генеральный план, официальные информационные ресурсы, стратегию развития региона, региональные программы», а также «принять меры к разработке программы развития угольной промышленности Кузбасса, в основу которой заложить экосистемный подход сохранения биологического разнообразия региона».

Повлияют ли рекомендации общественников и экологов, а также голоса жителей региона, которые все громче звучат в защиту природы Кузбасса, на политику властей — покажет время. А его для принятия ответственных решений, судя по всему, немного. Кузбасс на глазах покрывается угольной пылью, черным снегом, гигантскими котлованами разрезов. Или вот это всё мы оставим потомкам?

© ВашГород.ру

Источник фото: prokopievsk.ru/ВашГород.ру/mcx.gov.ru/fotostrana.ru
 1 700
 3