Итальянцы рассказали, как заболели и лечились от COVID-19 в Твери

Татьяна Критская и ее супруг из Италии Альберто Беллини на собственном опыте убедились, что COVID-19 — это страшное изматывающее заболевание. О том, как переболели ковидом итальянцы в России, читайте в эксклюзивном интервью ТИА.


«Итальянцы в России»

Экономисту Татьяне Критской — 65, её мужу, инженеру-химику, Альберто Беллини — 75. Встретились, полюбили друг друга, 8 лет в браке. Все это время живут на две страны: зимой, а также в августе-сентябре — в Твери, а в остальное время — в итальянском городе Прато.

Самый разгар пандемии супруги застали в России. В Италии действуют жёсткие ограничительные меры, у нас — попроще. А потому вернулись в Тверь. При этом и Татьяна, и Альберто соблюдали все необходимые правила.

- Уехали в Италию в сентябре, до этого девять месяцев находились в Твери. Потом снова вернулись сюда 21 ноября, потому что сидеть дома взаперти в Италии, а там такое обязательное требование для всех (можно выйти лишь за продуктами в магазин), — сложно. Вся Италия была объявлена «красной зоной». Даже на своей машине выехать за пределы города нельзя. Муж предложил вернуться снова в Тверь, здесь хотя бы можно гулять, на набережную выйти. Вот мы и вернулись.

Но при этом мы строго соблюдали масочный режим, а с друзьями и родными общались по WhatsApp и Skype.

Часто встречаю в соцсетях дискуссии, — рассказывает Татьяна Критская, — народ выступает против масочного режима, говорит, что это нарушение их прав и свобод. Эту глупость я не могу понять. История всех пандемий говорит о том, что изоляция — это самая первая и необходимая мера. Маска — это тот минимум, который надо соблюдать. Есть правило, и его надо выполнять.

Я в общественном транспорте, в автобусах, иногда видела людей без масок, делала замечание, а мне отвечали: «что хочу, то и делаю». Ну что на это можно сказать, у меня нет слов.

Мы в основном, если куда-то надо ехать — брали такси. Но и в такси встречались водители без масок. Делаешь таким замечание, а они, знай, свое говорят: «я не болен». Я прошу надеть маску, так как сами мы в маске. Один раз водитель нас за такое замечание отказывался везти.


Коварный и беспощадный COVID-19

- Не знаю, где мы подцепили инфекцию, возможно, вот в таком такси, потому что по театрам и кино не ходили — мы сами себе не враги, общались с друзьями по телефону. Болезнь непредсказуемая, куда качнёт — неизвестно. В этом лично убедились.

Все началось с супруга, говорит Татьяна, у Альберто появилась ломота в коленях и локтях. Подумали — обычная простуда. Лечили от нее. Но спустя недолгое время выяснилось - все гораздо серьезнее!

- Когда у него пропало обоняние, стало понятно, что это коронавирус. У меня обоняние не пропадало. 25 декабря пошли сдавать в 8-ую поликлинику тесты. У мужа — положительный, у меня — отрицательный. Поняли, что надо лечиться, у нас в семье есть врачи, посоветовали определенные лекарства. Я обзвонила аптеки, на такси съездила, купила. Обратно возвращалась домой пешком, уверенная в том, что у меня-то все нормально, тест-то отрицательный. 26 декабря у Альберто температура 37,8, а у меня 38,6.

27 декабря супругов госпитализировали в Тверскую областную больницу. Причем, показания к госпитализации были у мужчины. КТ показало у него больше 30% поражения легких, температура не сильно высокая. Но итальянца положили в стационар.

- Врач посчитал, что моему супругу необходимо лечь. Потому что все-таки возраст.

Госпитализировали и меня за компанию, несмотря на то, что КТ показало поражения легких меньше 20%. Меня, собственно, как переводчика взяли, потому что с итальянского кроме меня никто бы не смог с врачами объясниться. И, знаете, это просто невероятное везение, что положили и меня, это спасло мне жизнь.

Уже в инфекционном госпитале Татьяне Критской стало хуже, хотя до этого ничего не предвещало беды. Женщина пережила цитокиновый шторм. Состояние настолько опасное, оно может привести к развитию полиорганной недостаточности, и в половине случаев приводит к смерти.

- Супруга через неделю выписали, у него сатурация в начале болезни не понижалась меньше 90%, он дышал через кислородную маску. Потом ему стало легче. Он настоял, и его выписали. А вот я пролежала две недели. Ухудшение состояния началось не сразу. Дошло до цитокинового шторма. Температура держалась 39,6, ее понижали, но она снова поднималась. Очень низкая сатурация.

Мои ощущения — лежу на кровати, как будто меня качает на волнах, потом я ныряю куда-то туда, а потом выныриваю - бред такой. Кровать была, как лодка во время шторма.

Кашель, он жуткий, сухой, мокроты нет, во время приступов кажется, что сейчас всё наружу выйдет из тебя. Очень было плохо! Ночью 2-3 раза просыпаешься, чтоб поменять футболки, которые хоть выжимай. Сатурацию в госпитале мерят днем по 5-6 раз, ночью тоже проверяют по 2-3 раза.

Когда у меня было это страшное состояние, ко мне подходил реаниматолог и со мной разговаривал, спрашивал — слышу ли я его, понимаю ли я, а потом задал мне вопрос — на каком языке я ему отвечаю, так как он меня не понимал. Выяснилось, что я разговаривала на итальянском. Врач тогда со мной сидел, наблюдал до тех пор, пока сатурация не стала 80%.

Женщина выжила. Аппарат ИВЛ не понадобился, к счастью. Сегодня Татьяна эти дни вспоминает, как страшный сон. Говорит, что никогда в жизни так сильно и страшно не болела. И что за всю жизнь она и ее супруг Альберто Беллини не принимали такое количество лекарств.

Выжили и отправились домой только благодаря профессионализму тверских врачей.


«Низкий поклон врачам»

- Низкий поклон им! Это труд, который не видят те люди, кто не побывали в госпитале. Медики по 12 часов ходят в скафандрах, масках, очках, перчатках. Ни поесть, ни попить, ни в туалет сходить. Тяжело невероятно. А они еще могут и пошутить, приободрить пациентов — дорогого стоит. Они наблюдают за больными круглосуточно. Муж тоже благодарен тверским медикам за их профессионализм.


«Тяжело выходить»: последствия COVID-19

Мужа Татьяны выписали из тверского инфекционного госпиталя 5 января. Саму женщину — спустя еще одну неделю. Оба находятся дома, долечиваются, вернее, справляются с последствиями.

Коронавирус так просто не отступает. После себя оставляет много негатива в виде жуткой усталости, остаточного сухого кашля и повышенного давления. Женщина рассказывает, что никогда не страдала гипертонией, наоборот — давление у нее пониженное. А тут верхнее поднимается до 130 — это очень много, говорит Татьяна, раньше такого не бывало.

- Выход из болезни очень тяжелый, сильная слабость. После выписки из больницы пошла погулять по улице, чтоб свежим воздухом подышать, больше 20 минут ходить не смогла. Перегружать себя нельзя, все во вред. Кто переболел, тот понимает, о чем я говорю. Вот сходила в магазин, день морозный, хватанула воздуха холодного, начался кашель. Делаю гимнастику для легких. Это обязательно.

Мужа спасло то, что у него хорошо развиты легкие. Он до сих пор бегает марафоны. В Твери часто участвует, 42 км — ленится бежать, а вот по 10 км — легко!

Мой совет — берегите себя и близких, коронавирус — это страшно, уж поверьте мне.

Врачам огромное спасибо за спасение!

По материалам Тверских СМИ (Тверское информационное агентство https://tvernews.ru/news/267589/)

 10
 0