«Мертвый» закон и пока живые собаки

На днях в одном из беловских пабликов было продублировано старое видео, которое зоозащитники сняли в передержке в посёлке Чертинский Беловского городского округа. Она располагается на краю посёлка в частном подворье.

Без содрогания невозможно смотреть на кадры: стая собак месит жижу на загаженном участке, в переполненных грязных вольерах десятки собаки — они с жадностью хватают краюхи хлеба, которые протянули им через сетку. Закадровая песня нагнетает жалости и возмущения.

Журналисты ВашГород.ру связались с зооактивистами из Белово, которые занимаются спасением и пристройством бездомных животных. Именно они бьют тревогу по поводу деятельности «отлова-живодёрни» — так беловские защитники животных называют передержку отловленных собак. Приют организован управляющей компанией «ЖИЛКОМХОЛДИНГ».

«Мы обращались в администрацию, прокуратуру с жалобами на безответственное обращение с собаками в этом отлове. Предоставляли видео, на которых видно, что собаки находятся в антисанитарных условиях: у них нет воды и еды. Их, возможно, физически уничтожают. Но результата ноль, — рассказывает активистка общественного движения „Дай лапу, пошли домой“ Елена Панченко. — Я вам поясню, как проводятся проверки по жалобам. Внезапно, без согласования, ни один контролирующий орган туда не приедет. К моменту приезда комиссии вычищаются вольеры, в миски наливается вода, насыпается корм, закупаются продукты. И чем „выше“ проверка, тем тщательней к ней готовятся. Когда весной в отлов приезжал наш мэр [глава Белово Алексей Курносов — прим. ред.] с начальством из Кемерова, так там все под грейдер вычистили. После этого в инстаграме выложили фотографии, что все чудесно. Но чудесно там ничего не может быть по определению».

Елена уверена, что приют действует вне рамок закона. Ни один пункт № 498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными» не исполняется.

«Ни условия отлова, ни правила перевозки собак, ни содержание животных на передержке не отвечают требованиям закона, — убеждена активистка. — Собаки должны быть осмотрены ветеринаром, им нужно поставить прививки, стерилизовать и чипировать. Фото отловленных животных в течение трёх дней должны появиться на специальном сайте, чтобы люди могли найти своего питомца, если вдруг отлов по ошибке поймал хозяйскую собаку на самовыгуле. Но ничего этого нет».

В управляющей компании «ЖИЛКОМХОЛДИНГ» отказались отвечать по телефону на вопросы ВашГород.ру, как и отклонились от предложения воочию показать работу приюта — мол, устали уже от внимания прессы. Ничего не оставалось, как посетить приют самостоятельно.

У Черты

Маленький домишко на окраине Черты. Участок обнесён забором из серии «слепили из того, что было». Несколько собак обступают вышедших из автомобиля журналистов. У трёх из пяти псов пластиковые бирки на ушах. Собачки не выглядят голодными, скорее, недоласканными — так и лезут под руку, чтобы погладили. На калитке висит замок, а за забором на все лады заливается стая псов, большая часть из которых бегают без привязи. Вдалеке на участке виднеются вольеры.

На всякий случай, стучим в калитку, зовем хозяев — никто не откликается. «Так они сегодня уже приезжали, теперь там никого», — информируют два подростка на велосипедах, которые из любопытства остановились поглазеть на приезжих. Слово за слово — знакомимся. Макс и Саша, живут неподалеку. Выяснив, кто мы, делают вывод о причинах нашего появления — «соседи на приют накапали, шума от собак много». «А это неправда?» — уточняем мы. «Лают, конечно, громко, особенно по ночам, — неохотно отвечает Саша. — Иной раз не заснуть от лая. Но чтобы собак обижали, мы не видели».

Тем временем Макс здоровается со своим приятелем, местным собачьим вожаком Дозором. Пёс охотно принимает почесывания.

«Он уже больше года тут живет, как только приют открылся, — рассказывает подросток. — Вообще собаки здесь спокойные, редко на людей огрызаются, если к ним не лезть. Машины к дому разные подъезжают, наверно, корм привозят да отловленных собак. Но постоянно в приюте никто не живёт, только раз-два в день приедут, еды дадут и всё».

Ребята мчат по своим делам, а мы пытаемся наладить контакт с владельцами домиков, расположенных рядом, — узнать, как им такое соседство. Но ни в одном из трёх домов на зов не выходят, только шторки на окнах шевелятся. Да и прохожий дедок неласков: на вопросы отвечать отказался. А как увидел, что хотим его сфотографировать — обещал «ноги повыдирать и мобилку засунуть  в…». В общем, конструктивного общения не получилось.

А если по закону?

Увиденное в Черте вызвало много вопросов и подтвердило опасения общественников. Если следовать букве закона, то приют в том виде, в котором находится сейчас, не может соответствовать требованиям. Ведь в разработанных Минприроды РФ правилах организации приютов чётко указано, что подобные объекты должны в обязательном порядке располагать:

— Вольерами для содержания собак; — Тёплыми вентилируемыми помещениями для содержания кошек; — Площадкой для выгула собак; — Блоком изолятора; — Блоком карантина; — Ветеринарным блоком; — Санитарным блоком; — Дезинфекционно-моечным помещением, бытовым помещением для обслуживающего персонала; — Хозяйственными помещениями для хранения кормов, обеспечивающими условия хранения, определённые изготовителем (или кормо-кухней для приготовления кормов из натуральных продуктов); — Складом для хранения опилок, сена или другого подстилочного материала, инвентаря; — Морозильными камерами для временного хранения биологических отходов; — Контейнерной площадкой, контейнерами для твёрдых бытовых отходов и контейнерами для биологических отходов.

Мы не были на территории приюта. Но всё-таки не смогли представить, где в таком крошечном домишке сможет разместиться столько регламентируемых помещений. В домовладении нет воды, только привозная. А уж контейнерной площадки (тем более, с раздельными ёмкостями для сбора мусора) там точно нет. И, кстати, то, что нам отказали в посещении — тоже нарушение закона, в котором подчеркивается роль общественного контроля за работой подобных учреждений.

И как в этой ситуации власти и контролирующие органы могут заявлять, что деятельность приюта соответствует нормам? На этот вопрос анонимно согласился ответить знакомый сотрудник администрации. «В свое время депутаты приняли „мертвый“ закон, не обеспеченный финансированием и множеством подзаконных актов, но чиновники должны по нему работать. Раньше бездомных собак отстреливали, теперь обязаны провести процедуру ОСВВ [отлов, стерилизация и возвращение животных на улицы — прим. ред.]. Только наверху подумали, на какие „шиши“ организовать специализированные бригады,  брать спецмашины, содержать шавок? Только на строительство приюта, соответствующего всем нормам, надо миллионов десять. Парадокс, у нас нет нормальных приютов для стариков, но власти должны обеспечить их для животных… И что это за бред — отпускать собак назад на улицы? Есть разница, какой пёс нападёт на моего ребёнка: выхолощенный и привитый или гаражный барбос?» По накалу эмоциональности в голосе чувствовалось, что вопрос задел за живое.

«Немного помочь…»

«Нужно действовать сообща, — убеждена Елена Панченко. — Денег в бюджете не хватает всегда. Год действует закон — что изменилось в Белове за это время? Появился недоприют, сотрудники которого действуют хаотично: ловят собак не по заявкам, а всех подряд, видимо, имитируя бурную деятельность. Хотя в городе есть люди, готовые взяться за организацию полноценного приюта, чтобы при этом не говорил Курносов [Весной мэр заявлял, что зоозащитники только разговоры разговаривают, а реальными делами заниматься не хотят — прим. ред.]. Мои коллеги из общественного движения „Доброе сердце“ несколько лет назад ходили на приём в администрацию, предлагали сотрудничество, просили помочь с обретением здания — в городе много заброшек и целых предприятий — даже ИП создали, но чиновники отказали. Хотя это проблема города, и администрации её нужно решать — не волонтерам».

На вопрос, смогут ли волонтеры создать приют, полностью соответствующий требованиям Минприроды, Панченко твердо ответила: «Год существует отлов, не соблюдая ни одного регламента. Тем не менее, его не может закрыть ни администрация, ни ветслужба, ни прокуратура. Мы готовы работать в рамках правил. Только нам нужно помочь».

Активистка общественной группы «Доброе сердце» Оксана подтвердила, что они готовы к сотрудничеству. «Мы бы хотели ухаживать за собаками в действующем отлове, только нас туда не пускают. Говорят: „Частная территория“, — пояснила она. — Там боятся огласки. Мы считаем, что отлов создан для отвода глаз — надо же отчитываться за расходованием бюджетных денег. Есть множество свидетельств, что вольеры наполнялись собаками перед приездом какой-нибудь комиссии, а на следующий день клетки пустели. Мы ловили работников отлова на свалке, где до этого находили трупы собак в чёрных пакетах, поэтому есть серьёзные подозрения, что они собак просто уничтожают. Но никому до этого нет дела».

А пока эмоциями фонтанируют и чиновники, и зоозащитники, от покусов животных страдают граждане, от людской жестокости — собаки. Может, пришло время попить валерьянки и попытаться наладить жизнь и тем, и другим?

Источник фото: ВашГород.ру/ОД "Доброе сердце"