РЕЖИССЕРСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ. ИНТЕРВЬЮ С АРТИСТОМ

Антон Остапенко, Софья Чинкова — артисты Театра драмы Кузбасса.

— Роль кого вы исполняете в эскизе?
А.О.: Я исполняю роль герцога Орсино.

С.Ч.: Я играю роль Виолы. И Цезарио, который и есть Виола. Мальчика и девочку.

— Шекспир. Сейчас это может быть интересно?

С.Ч.: Мне кажется, классика всегда актуальна. Отношения между мужчиной и женщиной, между братом и сестрой. Проявление любви — всегда актуально. Мне кажется, мы разучились правильно говорить, излагать свои мысли и свои чувства. Если ты прочтешь Шекспира, ты даже по-другому будешь разговаривать. Ну, какое-то время. Надо читать классику, это необходимо.

— Расскажите про материал. Вы же не полный текст пьесы брали?

А.О.: Да, конечно. Оставлена основная линия — Орсино и Оливия, Виола и Себастьян, линия Шута, которая соединена из многих ролей. Что-то дополнено, что-то убрано. Основную историю она сделает. На самом деле нашим режиссером была проделана большая работа перед приездом сюда. В плане подготовки материала, инсценировки. Теперь мы пытаемся ее инсценировку в одну историю свести совместными усилиями.

— Что рассказываете в этой истории?

А.О.: Здесь все на самом деле просто: история про счастье, про любовь, которая в конце концов находится. На острове царит атмосфера всеобщего уныния. И тут появляются Виола и Себастьян, которые все это переворачивают. Взбудораживают. И в итоге все находят свое счастье. Любовь торжествует! Наверно какая-то такая история получается у нас.

С.Ч.: На острове все абсолютно сонные, не чувствующие любовь. Абсолютно инфантильные. Очень закрытые. И Виола как раз приносит любовь, приносит чувства. Она и ее брат Себастьян очень живые, очень честные, очень искренне любящие. Они приносят жизнь этому городу.

— Почему Орсино не выходит из своей изоляции?

А.О.: Он грустит. Очень сильно грустит. Мы поведение персонажей пытаемся возвести в абсолют. Если я грущу, то я грущу на сто процентов. Гротеск. Мы в этом ключе работаем и пытаемся довести до абсурда. Если мы грустим, то грустим на полную катушку. Если плачем, то так, что выливаем ведра воды. Условно. Эти обстоятельства очень сильно вгружены в персонажа. Они не позволяют им жить. Они являются заложниками своих обстоятельств. В сценах мы думали, насколько можно ее прибавить, насколько можно ее усилить. Чтобы и смысл остался, и не перекомиковать, и высмеять поступок.

— А Виола под видом Цезарио покоряет Оливию в силу того, что женщина женщину лучше поймет?

С.Ч.: Я себе представляю это так. Виола пришла по-женски. Она понимает, что может заинтересовать женщину. Она понимает, как надо ухаживать. Она знает, что нужно говорить женщинам, чтобы они влюбились. Чтобы они почувствовали любовь.

— Как вам работа режиссера и лаборатория в целом?

А.О.: Нашего режиссера надо похвалить за смелость. Когда ты еще студент, и еще не соприкасался с профессиональным театром, ты берешь классический материал, ты приходишь в коллектив, который совершенно тебе неизвестен, это твоя первая работа. Это очень сложные обстоятельства для ребят. И они справляются с этим.

Мы артисты максимально стараемся помочь. Максимально включаемся во все. Помогаем, вместе обсуждаем, предлагаем. Я не знаю, каким образом режиссеров отбирали. Но если они вызвались самостоятельно, это уже смелый поступок. Потому что до этого лаборатории, в которых я участвовал, проходили в основном по современной пьесе. А там современный текст, бытовые ситуации, с которыми немножко проще разобраться. А это классика. И сделать ее за неделю — очень серьезная работа!

#лаборатория #режиссерскаялаборатория #Высокаякомедия #РГИСИ #театрдрамыКузбасса #kemdrama #театр #искусство #Кемерово #Kemerovo

Источник: vk.com