Если бы Путин был женщиной, Джонсону захотелось бы стать мужчиной.