"На трамваях ездить трудно – качка, как на корабле": Галина Гриценко

 10953
 5

В последнюю субботу ноября новокузнецкий трамвай отметил свой юбилей — 80 лет. Накануне этой даты журналисты ВашГород.ру встретились с человеком, отдавшим вождению трамвая 26 лет — Галиной Гриценко.


ВГ: Галина Геннадьевна, как Вы пришли в профессию?

ГГ: Я мечтала стать водителем с детства. Еще в школе, когда было УПК, кто-то пошел на швею, кто-то — на продавца, а я пошла учиться на автослесаря. Потому что там можно было поездить на грузовой машине. Я хотела водить троллейбус, но меня не взяли — слишком маленькая, худенькая. Пригласили поработать на трамвае, и мне понравилось: само движение, управление такой сложной техникой. Это необычные ощущения, когда ты управляешь 20-тонной техникой, а она тебя слушается. А когда с годами приходит мастерство, даже кажется, что ты за рулем маленькой, юркой машины. Управлять трамваем нужно нежно, ласково. Приятно возить людей. Ты с утра едешь, а они уже ждут тебя на остановке. Многих я узнаю, они узнают меня, со многим теплые, дружеские отношения.

ВГ: К своей мечте о троллейбусе не хотелось вернуться?

ГГ: Нет, как-то никуда переходить уже не хотелось. Наставники, которые нас обучали, очень хорошо к нам относились, их любовь к трамваю передалась мне. Я осталась. У нас много работников, которые отдали трамваю почти всю свою жизнь — по 40 лет и больше.

ВГ: С какими трудностями приходиться сталкиваться водителю трамвая?

ГГ: На самом деле наша профессия опасная. В морозы с техникой очень трудно справиться: рельсы намерзают. Сложность и в том, что мы движемся на улицах Новокузнецка в общем потоке транспорта — мало выделенных участков для движения трамвая. С годами стало слишком много машин, движение сейчас очень интенсивное. Если трамвай сломается, мне очень стыдно перед пассажирами. Хочется скорее отремонтировать и продолжать движение. Люди торопятся, им нужно ехать, и ты за них отвечаешь. Бывает, поломка незначительная или трамвай нужно «растормозить», а случается, что сам не сразу понимаешь, что с транспортом не так. Вот тогда очень неудобно перед пассажирами. А вообще в работе больше приятных моментов.

ВГ: Какие у водителей трамваев профессиональные заболевания?

ГГ: В основном это хондроз. Сидячая работа, вибрации постоянные, которые на позвоночнике сказываются. Поэтому у многих грыжа, проблемы с межпозвоночными дисками. Одна нога у нас все время без движения, стоит на педали… Так что некоторым даже операции приходится делать. Но даже уходя по болезни, стараются быть поближе к трамваям — например, у нас женщина перенесла операцию на ноге. Водителем она больше работать не смогла, но осталась у нас диспетчером.

ВГ: Романтика есть какая-то в вашем деле?

ГГ: Да, романтика есть. Город просыпается на твоих глазах, ты «будишь» город. Мы ведь начинаем движение рано — в 4 утра. Я работаю на дежурном трамвае и вижу, как люди просыпаются, появляются на улицах. Рассветы встречаешь. Едешь по мосту и видишь — солнце встает над Томью. Я даже фотоаппарат как-то с собой брала, фотографировала эту красоту. Вечером едешь — красивый закат: на Советской площади в куполах солнце играет. Осенью — яркие краски города, весной — распускаются почки, все расцветает… Ты все это видишь. Ведь люди торопятся, зайдут в транспорт, проедут, выбегут — и дальше по делам. А ты наблюдаешь, замечаешь красоту. А зимой и опасно, и интересно: если много снега нападает, едешь с утра, будто по полю — кругом бело и даже рельсов не видно (смеется).

ВГ: Какими качествами должен обладать водитель трамвая?

ГГ: В первую очередь — ответственность, потому что мы перевозим людей. Нужно любить людей, технику и свой город. А вообще, чтобы стать успешным в любой профессии, надо стремиться ее постичь.

ВГ: Как Ваши дети относятся к Вашей профессии?

ГГ: Младшая дочь раньше просилась. Но я ее отговаривала: молодежи сейчас сложнее на трамваях работать: интенсивное движение. Да и ответственность большая, жалко дочь было.

ВГ: Молодежь вообще идет в эту профессию?

ГГ: Да. Много среди них тех, кто пошел по стопам родителей. Так что у нас целые династии: Чехонины, Каширины, Каторгины, Корневы, Петровы… Династий очень много! Есть те, кто уходил из профессии, а потом к нам возвращался. Не могут без трамвая! Ведь те, кто приходит, нацелены на эту профессию. А в общем-то, у молодых сейчас другие интересы…

ВГ: В какой период за эти 26 лет было труднее всего работать?

ГГ: Было трудно в 90-е, когда зарплату не давали по 8-9 месяцев. И нечем было делать трамваи. Из 35-ти трамваев на маршрут выходили только 5, водители остальных сидели в диспетчерской. Когда нас спрашивали, кто поедет — трамвай сделали, мы отвечали чуть ли не хором: «Я!» Радовались, не хотелось сидеть без дела.

ВГ: Как пережили «бандитские» 90-е? Ведь в трамваи кидали камни…

ГГ: Да это чаще всего были просто хулиганы. Трамваи жалко было: отремонтировать нечем, фанерой окна забивали… А вот мальчишки еще любили сзади на сцепках кататься. Для водителя это была большая ответственность: мы должны были следить, чтобы этого не было. А как это можно увидеть? Хотя водитель должен видеть на 360 градусов, то есть отвечать за безопасность полностью. Надо всегда быть готовым к неожиданностям.

ВГ: Были ли случаи, когда вся ответственность ложилась на водителя трамвая?

ГГ: Конечно, такое бывает. И мало того, что совесть мучает, еще и материальная ответственность накладывается. Раньше такое реже случалось. Сейчас труднее — машин много, поток плотный.

ВГ: Как Вы считаете, было ли верным решение убрать трамвай в Точилино?

ГГ: Очень жалко, что его убрали. Нужное направление было, очень много людей ездило этим маршрутом. И город много на нем зарабатывал. А теперь людям неудобно.

ВГ: А как можно, на Ваш взгляд, решить проблему с трамваем на Курако?

ГГ: Там новые хорошие рельсы нужны. Ездим мы там, словно по стиральной доске — колеса стучат. Техника из-за этого изнашивается, разбивается. Есть участки на Курако, где стоят ограничения по скорости для трамваев, но все равно технику жалко. Вообще, это проблема всего города. На трамваях ездить трудно — качка, как на корабле.

ВГ: А часто трамваи с рельсов сходят?

ГГ: Нет, это редкие случаи. Хотя со мной однажды такое было. 87-й год, я еще молодая, ездила на «Татре». Проезжаем Топольники, поворот. Тогда еще не было отдельного места для трамваев, машины ездили рядом, и, видимо, от одной из них отлетел болт. А я ехала на хорошей скорости — 30 километров в час, никто на выход не готовился. И вдруг трамвай сходит с рельсов и уходит вбок. Всю проезжую часть перегородил. Но мне даже не было страшно — Пассажиров было мало, машин тоже. Было даже интересно. Все стали выходить, смотреть. Потом разобрались: на рельсы попал большой болт. Думаю, мне еще повезло. Если бы такое случилось сейчас, при интенсивном движении, произошло бы ДТП. Сейчас начинающих водителей трамваев мы учим следить абсолютно за всем: и за дорогой, и за состоянием полотна, за движением автомобилей. Есть такой анекдот: легковушка врезалась в трамвай. Выясняют причины. А водитель автомобиля рассказывает: ехал, ехал вдоль забора и решил свернуть — оказалось, это трамвай!

Юлия Ким

© ВашГород.ру

Какую реакцию вызвал этот материал?

Наш канал в Telegram: @novokuznetsk_news
Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это быстро и анонимно.