Кому достанется похищенная Нелли из Новокузнецка?

Родители пятилетней Нелли Енгалычевой из Новокузнецка вот уже третий год не могут поделить дочь.

Своя правда

Отчаявшаяся мама борется за законное право жить вместе с ребёнком и воспитывать его. Отец переживает, что встреча дочери и матери спустя несколько лет разлуки может навредить психике малышки. Он готов вернуть Нелли бывшей гражданской супруге, но теперь ребёнка нужно заново знакомить с мамой и делать это постепенно.

Семейный конфликт бывших гражданских супругов Екатерины Слугиной и Александра Енгалычева стал достоянием общественности пару лет назад. В марте 2015 года мама девочки рассказала ВашГород.ру, что Александр украл их общую дочь и скрывает её. К тому времени на руках у Екатерины было решение суда, по которому ребёнок должен проживать с матерью. Новость быстро разошлась по местным СМИ. Александр предстал в глазах общественности отрицательным персонажем. Но так ли страшен отец, как его малюют?

В этой истории у каждого своя правда. Мы не встаём на сторону одного из родителей – мы в очередной раз предоставили возможность высказаться им обоим. В беседе с журналистом сайта Александр рассказал, что конфликты с Екатериной начались, когда Нелли была совсем маленькой. Ссорились в основном из-за того, что, по мнению главы семейства, Екатерина относилась к своим материнским обязанностям спустя рукава. В результате малышка приобрела целый букет заболеваний. Александр настаивает на версии, что эти скандалы и подтолкнули его к уходу из семьи. Екатерина уверена, что муж оставил её ради другой женщины.

Порок сердца

В общем-то, причина расставания не столь важна. После ухода отец не забывал о дочери: обеспечивал ребёнка всем необходимым, проводил с ней время. Это едва ли не единственное, о чём бывшие супруги говорят без споров.

Продукты, вещи и лекарства ребёнку Енгалычев привозил, мы совместно с ним посещали лечащих врачей, если ребёнок болел, он всегда был в курсе всего, что происходит с дочей. Более того, он почти на каждые выходные брал её к себе с ночёвкой, забирал среди недели. Мы посещали с ним совместные фотосессии, цирки, кукольные театры, - рассказывает Екатерина Слугина.

В остальном взгляды родителей на ситуацию расходятся. Всё, о чём говорит мужчина, его бывшая супруга называет ложью.

По словам Александра, Екатерина, говоря, что не запрещала видеться ему с дочерью, лукавит. А после того, как суд вынес решение об определении места жительства дочери, она и вовсе увезла Нелли из Новокузнецка в неизвестном направлении. Через три недели Александр нашёл их в деревне Сметанино.

Это вынужденная мера. Нелли нужно было лечить. Екатерина не спешила заниматься здоровьем дочки. С тех пор, как ребёнок со мной, мы наблюдаемся у врачей, прошли многочисленные обследования и соответствующее лечение. Сейчас девочка не болеет, - говорит Александр.

На руках у мужчины действительно не одна выписка из разных медицинских центров и клиник о состоянии здоровья Нелли, проведённых анализах и обследованиях (копии заключений есть в распоряжении ВашГород.ру).

К слову, как позже выяснил Александр, у Нелли порок сердца. Стрессовые ситуации губительны для психики любого ребёнка, для детей с таким диагнозом – тем более. Для отца девочки это ещё одна веская причина, чтобы не возвращать дочь Екатерине одномоментно и сиюминутно.

Меня обвиняют в том, что я скрывался и запрещал видеться Екатерине с дочкой. Это не так. Никуда не сбегал и не скрывался. Пока жили в Новокузнецке (позже уехали в Новосибирск – прим.ред.), я не прятал девочку от матери. Мы часто гуляли с ребёнком, я приглашал Катю, а она предпочитала приходить во время обеденного сна Нелли. Устраивала скандалы…Потом расклеила листовки на подъездах домов листовки о похищении ребёнка, - вспоминает мужчина.

Соседи Александра уверяют: он и, правда, часто выходил на прогулки с малышкой, а вот маму заметили на детской площадке пару раз.

Суд да дело

Однако вернёмся к юридической стороне дела. Девочка проживает с отцом с 10 января 2014 года. Постановление суда об определении места жительства ребёнка по иску Екатерины Слугиной было вынесено в ноябре 2014 года. После этого Александр Енгалычев подал апелляцию. Областной суд оставил решение городского суда без изменений в феврале 2015 года. Но у отца ребёнка есть ещё одно постановление суда. Датировано оно 25 апреля 2014 года (копия имеется в распоряжении ВашГород.ру). Так вот, в последнем документе говорится, что до вынесения судебного решения об определении места жительства ребёнка и вступления его в силу Нелли должна проживать с отцом. То есть до февраля 2015 года Александр не нарушал букву закона. В сентябре 2014 года его отправили в служебную командировку в Новосибирск. Когда в феврале 2015 года стало окончательно известно, что дочь должна жить с Екатериной, Александр находился в Новосибирске. И до 31 марта 2017 года не менял место жительства, уверяет мужчина. И подчёркивает, что от судебных приставов не скрывался.

В январе 2016 года Александра Енгалычева объявили в розыск и лишили водительских прав. В настоящее время розыскное дело прекращено, постановление об ограничении права на управление транспортными средствами отменено (копии этих документов также есть в распоряжении нашей редакции).

С правовой точки зрения всё определено чётко и ясно. Суд встал на сторону матери ребёнка. А вот со стороны житейской, психологической ситуация не из простых.

Пока шли судебные тяжбы, Нелли подрастала. А родители за эти годы так и не смогли договориться, кому достанется дочь. Более того, ситуация усугубилась: теперь Екатерина Слугина задумала лишить Александра Енгалычева родительских прав. Девушка подала иск в суд. Процесс начался. На заседании 7 марта адвокат предложил заключить бывшим супругам мировое соглашение. Суть его в следующем: Александр возвращается в Новокузнецк, первые полгода Нелли живёт с ним, а мама Катя постепенно устанавливает с дочерью контакт. По словам Александра, Екатерина поставила условие: ребёнок и отец должны проживать в её квартире.

Вот что говорит по этому поводу сама девушка:

Я не отказывалась от этого мирового соглашения, а попросила изменить один пункт, о местожительстве ребёнка. Я хотела указать в мировом соглашении, чтоб ребёнок сразу начал проживать по тому адресу, где она родилась, где она прописана, где она провела свою жизнь после рождения, где её вещи и игрушки, где всё ей знакомо, чтоб после установления моего контакта с ней, снова не пришлось менять её местожительство, тем самым снова подвергать её стрессу. Куда хочет привезти дочь Енгалычев по мировому соглашению - это однокомнатная квартира, его семья состоит из 4 человек. Я ему предлагала свою полностью для проживания на то время, пока дочь вспомнит меня. Предлагала, если он не хочет жить с семьёй в моей квартире - пусть живёт со мной и дочей его мама, а он в любое время смог бы приезжать! Он, естественно, от всего этого отказался.

История затянулась. Теперь и Александр заявил, что собирается подавать иск на определение места жительства ребёнка. Но при этом оба понимают: судебными решениями проблему не решить.

Странно всё-таки получается – оба родителя желают своей дочери добра, хотят о ней заботиться, окружить вниманием и лаской. Казалось бы, обоими движут одни и те же чувства, но прийти к общему знаменателю не удаётся. Может быть, ещё раз сесть за стол переговоров? Ведь когда речь идёт о судьбе ребёнка, на первый план должны выйти его интересы, а не амбиции родителей.

Источник: vashgorod.ru
Источник фото: vk.com