Андрей Звягинцев: «Мои фильмы – это отражение настроений общества»

Андрей Звягинцев – самый титулованный и самый известный режиссёр из России за рубежом. Будучи новосибирцем, каждый свой фильм он представляет в столице Сибири лично.

ВашГород.ру пообщался с режиссёром о киноленте «Нелюбовь», которая произвела фурор на Каннском кинофестивале и взяла приз жюри.

– Вы родом из Новосибирска, но приезжаете сюда нечасто. Как любите проводить здесь время?

– Бываю в Новосибирске примерно раз в три года, когда представляю очередной фильм. Нет каких-то других обстоятельств, которые привели бы меня сюда. Мама моя уже давно живёт в Москве. Обычно здесь я очень активно общаюсь со зрителями. В 17.00 прилетел в Новосибирск, сразу с аэропорта на встречи, которые длились до часу ночи.

– Какие эмоции вы испытали, когда узнали, что ваш фильм «Нелюбовь» попал в программу престижного фестиваля?

– Я очень волновался. Но не думал о призах. Мне кажется, что само попадание в конкурс Каннского кинофестиваля – уже победа.

– Есть ли у российского фильма возможность получить пальмовую ветвь Каннского фестиваля, учитывая натянутые отношения между Евросоюзом и Россией?

– Ну а кто натянул эти отношения? Вот все вокруг виноваты. Давайте на самих себя посмотрим. Что касается Каннского фестиваля, то не думаю, что члены жюри могли бы вести себя предвзято. Американцы Уилл Смит и Джессика Честейн, испанец Педро Альмодовар, итальянец Паоло Соррентино – это люди искусства, они заняты другими вещами и оценивают произведение не потому, что под ним лейбл «Сделано в России». Соррентино вообще уверял, что он защищал только наш фильм и это единственная картина, о которой он готов говорить.

На кинофестивале было представлено 19 картин, из них 12 не получили ничего, а мы взяли приз жюри. Каннский фестиваль – это единственное поле для сближения, а мы сами его зачем-то политизируем. Не нужно этого делать.

– Правда ли, что Министерство культуры не помогло вам с финансированием фильма?

– Это правда. Но не потому, что они мне отказали, а потому что я сам не просил. Не было необходимости. Я рад, что у нас нет этих денег. Никто не будет в своих комментариях бросать мне упрёки, что я потратил деньги государства.

– Как родилась «Нелюбовь»?

– Ты не выбираешь тему как стратег, ты просто живёшь, и в какой-то момент она приходит к тебе. Тема тебя выбирает, не ты её. Я несколько лет мечтал создать историю, которая бы рассказывала об отношениях внутри семьи. Такая проблемная семейная коллизия, когда люди не находят взаимопонимания. Хотелось выразить то, что меня беспокоит – состояние умов, близких людей, окружения.

Также на создание этой картины меня вдохновила ситуация, которая происходит в мире. Смотришь на соотечественников, и не знаешь, что делать с их агрессией и возгонкой милитаристского сознания. «Мы, они, чужие, враги, заокеанские, Украина»… Сколько уже можно всё это возгонять?! Сколько можно жить в атмосфере разобщения и ненависти?! Это копилось во мне как ощущение, и в какой-то момент родилась история. 

– Все ваши фильмы – драмы. Хеппи-энды неприемлемы?

– В картине «Нелюбовь» счастливый финал с банальным примирением просто невозможен. Ну не могут люди, чей брак находится в кризисе и взаимном отсутствии уважения, вдруг открыть друг в друге какие-то приятные стороны, чтобы вновь сблизиться. 

– Является ли эта история отголоском вашего личного опыта?

– (Смеётся.) У меня четверо детей и несколько разводов за плечами. И да, были столкновения, ссоры, но не настолько острые, как в фильме. Без ругани и взаимных оскорблений. Наверное, вы правы, личный опыт и наблюдения за знакомыми очень помогли. 

– Читаете ли вы отзывы о ваших фильмах в соцсетях?

– Меня нет ни в каких соцсетях. Я увлекающийся человек и просто боюсь потонуть в этой бездне. Отзывы о фильмах стараюсь не читать. «Левиафан» научил меня не слушать анонимные пустые слова, брошенные на ветер, ничего не значащие, но больно ранящие. Я знаю, что я делаю, и мне не нужно читать неаргументированную, неконструктивную злобу.

– Расскажите о своих дальнейших планах.

– Я хотел бы снять фильм о временах Великой Отечественной войны, рассказать о человеке в условиях войны и тотального ужаса. История к фильму была написана ещё в 2008 году, запланирован он в виде новелл. На самом деле у меня есть ещё два других сценария. Очень хочу сделать фильм про Киевскую Русь 1015 года – про воина из дружины князей Бориса и Глеба, который решил стать монахом. Этот сценарий был написан в романной форме в 2004 году. А вот третья история – это совсем древность – 400-е годы. Я пока не решил, по какому из трёх сценариев будет снят мой следующий фильм.

Текст: Анастасия Касьянова

Источник: vashgorod.ru
Источник фото: Михаил Афанасьев