Руководитель военно-патриотического центра Игорь Леонтьев: «Патриот воспитывается с детства»

 3611
 0

Военно-патриотическое воспитание — это то, чему в последнее время в российских школах уделяется особое внимание.

То ли дело в сложной внешнеполитической ситуации, то ли в поднятии престижа страны, но уроки патриотического воспитания проводятся у школьников с завидной регулярностью.

Есть и местные военно-патриотические центры — это такая альтернатива скучной школьной теории. Ребята приходят сюда самостоятельно, учатся стрелять, драться и уже через некоторое время начинают выезжать на спортивные соревнования и военные сборы.

ВашГород.ру поговорил с Игорем Леонтьевым, руководителем крупного новосибирского военно-патриотического центра «Зенит» о том, как научить детей патриотизму, зачем в центр приходят девочки и узнал, когда специалисты центра собираются покорить Эверест.

О мужском воспитании и женской роли

— Чем занимается ваш военно-патриотический центр?

— В основном, это, конечно, допризывная подготовка, то есть подготовка к армии. Но у нашего центра есть и другие направления — альпинизм, туристский клуб, клуб исторической реконструкции, который, кстати, появился не так давно. У нас интересная программа — не теория в чистом виде, а регулярные сборы, соревнования, силовые тренировки, различные выезды.

Сам «Зенит» существует уже более 15 лет, вот сейчас здесь занимаются 135—140 ребят. Наши двери открыты каждому, своих детей сюда приводят родители, а некоторые приходят сами. Всё-таки мы ориентированы не только на детей, но и на молодёжь, поэтому сюда приходят и молодые люди постарше, лет 30, например, чтобы начать заниматься альпинизмом.

— Как думаете, зачем среднестатистическому подростку, который вряд ли задумывается о патриотизме, идти в ваш центр?

— Как я уже сказал, у нас действительно очень насыщенные и интересные программы. Многих привлекает именно это — шанс научиться стрелять из оружия, вся эта романтика походов и военных сборов. Некоторые растут в семье военных, поэтому продолжают славные семейные традиции, а кто-то действительно с самого детства мечтает о карьере военного, об армии.

— А на ваш взгляд можно ли в ребёнке воспитать патриотизм и чувство гордости за свою страну?

— Патриот, конечно, воспитывается, причём всем своим окружением и везде — в семье, в СМИ, в учебном заведении, в нашем центре. Но есть ж ещё и уличное воспитание, и мы с вами знаем, какое оно. Поэтому ребёнка нужно погрузить в ту среду, которая ему будет интересна, комфортна и где его будут направлять старшие товарищи. У нас в основном работа ведётся в разновозрастных группах, где ребят могут направить или помочь старшие товарищи.

— Я вижу, что в «Зените» довольно много девочек, и это всё-таки необычно, что их привлекает военное дело, сборы, физически сложные соревнования.

— Я сам задумывался над этим, когда девочек у нас стало больше, чем мальчиков. Зачем им это? Да, есть девушки, которым всё это, наверное, близко, но по большому счёту причина не в этом. Я думаю дело в том, что в нашем обществе роль женщин серьёзно выросла, отчасти они сами берут на себя многие мужские функции.

Я не говорю об очевидных ситуациях вроде того, что девушки научились зарабатывать больше мужчин, занимать руководящие должности, возглавлять компании.

Мужчины привыкли жить в женском обществе, женщины их окружают с самого рождения: в детском саду, в школе, в университете, даже просто дома — многих ведь воспитывают матери-одиночки. Мужчины как-то выпали из этого воспитательного процесса.

И в итоге, что мы имеем? Общество совершенно пластилиновых мужчин, для которых сходить в армию — это потерять год. Когда он постоянно слышит в школе или дома разговоры о том, что я вот тебя в армию не пущу, то он и настраивает себя так, что армия для него — это потеря времени. А у нас другое воспитание, и девочки видят этих мальчишек, которые собираются идти служить. Знаете, воспитать жену офицера — это ведь тоже дорогого стоит. Она должна понимать, почему он больше времени проводить вне дома, и почему она фактически сама должна воспитывать детей.

О буднях центра и проектах

— Как обычно проходит день в «Зените»?

— Всё самое интересное, конечно, происходит на выездах, а здесь у нас рутина. Сюда ребята приходят получать нужные навыки — у нас есть спортивный зал, тренажёрка, которую мы сделали своими руками. Мы учим и рукопашному бою, и боевой акробатике, и стрельбе. Зал, конечно, не очень большой, особенно когда по 40 человек в него набивается, но мы используем улицу. Физическое развитие в нашем центре даётся полностью. Мне вот даже многие ребята с армии пишут, что марш-броски для них — плёвое дело, они уже к ним готовы.

За 10 лет моей работы в «Зените» у меня ни один человек не привлекался к уголовной ответственности. Зато офицеров у меня аж семь человек и есть ещё много ребят на контракте — это те, кто по каким-то причинам не смогли поступить в училище, отслужили срочную и остались там.

В общем, мы стараемся сопровождать ребят до самого конца, пока они совсем-совсем взрослыми не станут, не женятся, не заведут семьи. Хотя у нас в центре сложились девять пар, мы ждём, что скоро ребята сами начнут приводить своих детей.

— Расскажите о ваших самых значимых проектах

— Их у нас действительно много. В год мы проводим около 60 мероприятий, в том числе и социально-значимые акции, собственные проекты, выезжаем на военно-патриотические сборы. Например, ежегодно мы проводим акцию по уборке воинских захоронений, организовываем подъём в горы Алтая в рамках акции «Бессмертный полк», участвуем в соревнованиях по технике спортивного туризма, скалолазанию, представляем наш клуб исторической реконструкции на фестивале «Сибирский огонь», а сколько есть ещё всяких выездов на военно-спортивные сборы.

Вот совсем недавно ребята вернулись из Казани, где мы уже третий год подряд участвуем во Всероссийском военном сборе «Союз — наследники победы» и получаем туда индивидуальное приглашение. Он проводится при поддержке Правительства Татарстана и представляет собой такой отборочный этап перед международным сбором. Туда отбирают пять команд, в прошлом году мы заняли шестое место и не попали на международные соревнования, а в этом году мы взяли 52 медали и заняли общее четвёртое место, то есть на сбор мы попадаем.

В эту команду у меня проходят только лучшие ребята — они понимают всю меру ответственности, стараются и работают на эти сборы весь год.

А самым значимым проектом я, пожалуй, назову «Эверест-2018», посвящённый 125-летию Новосибирска. Мы стараемся делать уникальные вещи, и этот проект действительно уникален. В следующем году мы совместно со специалистами центра и профессиональными альпинистами планируем экспедицию на высочайшую точку планеты. До нас было только шесть экспедиций, и последняя была очень давно, ещё в 90-х годах.

Мы с 2014 году готовимся и организуем высотные экспедиции в различные горные районы. Есть команда из 16 человек, есть свой собственный маршрут. Нам удалось найти понимание всей важности этого проекта у руководства Новосибирска, комитета по делам молодёжи, Русского географического общества и минобороны, поэтому есть надежда, что мы как-то сможем рассчитывать на их ресурсы. Хотя вот мы встречались с мэром, он сказал, что проект интересный, но денег нам выделить он не может. Наверное, придётся вкладываться самим.

О недостатке финансирования

— Как обстоят дела с финансированием? Есть ли у вас спонсоры?

— Все наши выезды и сборы возможны за счёт материальной помощи родителей. Наша молодёжь ездит на многие соревнования самостоятельно, за свои средства — где-то с кем-то объединяется, где-то экономит. Понимаете, мы ведь только создаём условия.

Я вот в прошлом году обратился в фонд Карелина, мне не нужны были деньги, я попросил 12 костюмов с надписью «Новосибирск» на спине для детей, которые едут на Всероссийский сбор. Но мне отказали.

Кто там в фонде сидит — я не знаю, стоит ли предъявлять Карелину претензии — тоже вряд ли. Может, это до Карелина даже и не дошло. Спонсоров или людей, которые могли бы быть заинтересованы в наших проектах, пока нет.

Но говорить, что нам денег совсем не дают — некорректно. Каждое учреждение обходится бюджету в какую-то сумму — из этого мы платим «коммуналку», зарплаты, налоги. Другое дело, что денег, которые власти выделяют на сборы и мероприятия, недостаточно. Условно говоря, одни сборы на Алтай стоят миллион, а нам дают полмиллиона на весь год. А у меня таких мероприятий в год 10 штук. В общем, как-то крутимся.

О возможном закрытии

— Какие планы у вашего центра?

— Готовить ребят, даже не к армии, а просто к взрослой жизни. Но главный план — работать до последнего, ведь нашу деятельность, то, чем мы сейчас занимаемся, хотят закрыть.

Этот вопрос всплывает уже не в первый раз, всё очень просто — нас хотят объединить. Но, по моему убеждению, руководят отраслью те люди, которые не всё понимают в этом вопросе, не понимают, чем мы занимаемся и зачем.

Никому же в голову не приходила идея объединить Оперный театр с театром музкомедии. Так вот и здесь.

Да, формулировка благородная — создание единого городского центра патриотического воспитания. Но практика показывает, что любые объединения ведут только к сокращению числа занимающихся и уничтожению уникальных методик и наработок.

Сейчас в Новосибирске центров, подобных нашему, осталось всего шесть, но то, чем мы занимаемся здесь, не даёт никто. Да и вообще каждый центр предлагает что-то своё, уникальное. В конце концов, у нас и дети здесь другие — они эмоциональные, живые, они сами с улицы пришли, у многих даже компьютера нет, представляете? Закроется центр, и они вернутся на улицы, а потом мы будем сетовать и жаловаться, что у нас всплеск уличных безобразий.

Но пока нам удавалось отбиваться, надеюсь, удастся и на этот раз.

© ВашГород.ру

Какую реакцию вызвал этот материал?

Наш канал в Telegram: @novokuznetsk_news
Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это быстро и анонимно.