Режиссёр Борис Хлебников: «Я считаю название „Аритмия“ неудачным»

09 октября 18:50

В кинотеатре «Победа» 4 октября прошёл предпоказ фильма «Аритмия». Свою картину в Новосибирск привёз лично режиссёр Борис Хлебников.

«Аритмия» стала одной из самых ожидаемых российских картин этой осени. Она получила несколько призов на «Кинотавре», включая Гран-при, была одним из кандидатов на премию «Оскар» от России, а ещё это просто очень доброе и светлое кино.

В разговоре с журналистами Борис Хлебников рассказал о долгом кастинге на роли главных героев, сравнении со Звягинцевым и признался, почему не любит название фильма. Осторожно — есть спойлеры!

Об изменчивых планах

Мы начинали как комедия на ТНТ, это был заказ. Позвонил знакомый продюсер и спросил, нет ли у меня какой-нибудь идеи романтической комедии для показа выходного дня. Я придумал историю, довольно простую, что есть молодая пара, они поругались, решили развестись, но вспомнили, что у них нет денег, а квартира проплачена на три месяца вперёд. И вот он живёт на кухне, она в комнате, они ссорятся — такая комедия положений.

Мы честно писали две недели, пока не решили придумать героям какую-то профессию. Ткнули пальцем в небо и попали в эпицентр драматургии в тот момент, потому что как раз происходила медицинская реформа, это оказалось очень интересно — и пошло-поехало совсем в другую сторону. Я просто начал изучать эту историю, и она сама органично вывела меня на какие-то другие мысли, которые я взял из документального материала. Для меня это намного более интересный путь, чем даже какая-то философская притча.

У меня есть один фильм, который как я планировал изначально, так и сделал. И он получился самым, что ли, неживым, потому что я какую-то идею себе придумал и дальше вколачивал этот посыл и самих героев в ту идею, которую мне хотелось высказать.

В результате, на мой взгляд, это уже журналистика, а не кино.

О неудачном названии

В какой-то момент нам нужно было подавать документы на конкурс Минкульта, а мы не могли придумать название. И продюсер сказал, что надо хоть что-то сейчас написать — а потом мы сможем поменять. Автор сценария Наталья Мещанинова предложила «Аритмию», и мы честно поклялись, что это название мы точно поменяем. Но потом начали снимать, монтировать — и так ничего хорошего и не придумали.

Мне и сейчас кажется, что название неудачное. Оно слишком для меня смысловое.

Оно как раз немножко про эту философскую притчу, даёт некоторое обобщение, что вот аритмия в отношениях, на работе… Да, название связывает всё воедино довольно ловко, но меня как раз эта ловкость и напрягает.

О героях и конфликте

Я своих героев люблю, но не влюблён. Я пытаюсь их понять с разных сторон. Когда ты кого-то очень сильно любишь или ненавидишь, то слепнешь и в объёме своего персонажа не воспринимаешь. А когда видишь его достоинства и недостатки, понимаешь его в целом.

Мы с самого начала так придумали, что начнём историю с какой-то середины отношений. Когда есть два человека, которых мы не знаем. Но вот он, скажем, выпил за рулём, она к этому спокойно отнеслась — и мы уже понимаем, что это какая-то константа в их отношениях.

Здесь нет внешнего конфликта, просто есть два хороших человека, которые вдруг начали ходить по квартире параллельно, перестали разговаривать друг с другом.

Для нас важно, что главная героиня не просто жена, а друг. У неё нет ни одной претензии. Она просто хочет понять, любит её муж или нет, и в этом смысле Горбачёвой было очень сложно играть роль. Если у Саши Яценко много переживаний, много конфликтов и есть что играть, Ире нужно было показать терпение и выдержку.

О «Кинотавре» и «Оскаре»

Всегда приятно получить приз на фестивале — я не верю, что кому-то это может быть неприятно. Тем более мы делаем кино, у которого нет большого рекламного бюджета. Фестиваль и приз на нём — это просто ещё один информационный повод, то, что позволяет фильм с небольшим бюджетом показать потом людям.

А когда не получилось с выдвижением на «Оскар», я только вздохнул спокойно. Мне кажется, что это абсолютно глупая истерия по поводу того, что Звягинцев снял злое кино, а я доброе.

Андрей снял кино, которое получило на главном фестивале мира третий по значимости приз. Это огромное признание, большой и международный фильм. И абсолютно логично, что его картину выдвинули. Если бы выбрали «Аритмию», это была бы история глупости и моего позора.

О врачах и консультантах

У нас было очень много консультантов, пока мы писали сценарий. Мы связывались с немосковскими врачами скорой помощи, завотделениями, и они много чего нам рассказывали. Очень помог екатеринбургский сериал про скорую помощь, где документалисты сделали 30 серий.

Плюс к этому у нас был помощник, девушка, которая два месяца снимала для нас документальный материал про врачей. На работе, на праздниках, в курилках, в семейной жизни, как они детей в школу водят — неважно, в совершенно разных ситуациях. Нам хотелось понять их лексику, специфический юмор.

А на площадке у нас был врач-консультант, который ставил руки героям — как профессионально открывать шприц, ломать ампулу, ставить укол.

Один из самых интересных моментов был, когда герой делает девочке фильтрацию лёгких и при этом говорит быстро и взволнованно. Врач заставлял его делать всё медленно — а говорить быстро и одновременно что-то делать медленно очень сложно. Из таких мелочей и состояла работа.

О кастинге

Я верю в перевоплощение героев в театре — но не в кино. Ни разу не было такого, чтобы мне нравилось, как человек играет что-то совсем другое, нежели он представляет из себя как личность.

Для меня очень важно, чтобы актёр, главный герой, походил на своего персонажа. Просто в жизни — весёлый он или невесёлый, умеет шутить или нет, раздражительный или спокойный.

Мы со сценаристом Наташей Мещаниновой с самого начала представляли героя примерно таким, как Саша Яценко. Единственное, что я видел своего персонажа 28−29-летним (Александру Яценко 40 лет — ВашГород.ру). Я пробовал актёров долго, около полугода, и в какой-то момент понял, что это не актёры не подходят, а просто какая-то ошибка с возрастом. А когда понял, позвонил Саше — и у нас даже никаких проб не было, всё пошло отлично.

С Ирой Горбачёвой тоже было так. Полгода приходили замечательные актрисы, известные и неизвестные. Я всем объяснял, что кроме жены мне хочется видеть ещё и товарища. Но всё равно — они играли сцену и вдруг начинали мужу трепать мозги. Очень по-женски, очень кровожадно и хитроумно. Мужчины это умеют делать по-другому и не менее коварно, просто разные тактики — и актрисы включали эту тактику. А Ира единственная пришла и драму развода сыграла абсолютно без претензий к своему партнёру. И это было очень круто.

Интернет-портал «VASHGOROD.RU» зарегистрирован в Роскомнадзоре 28.02.2017 г.

Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 - 68868.

Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей.

ВСЕ НОВОСТИ