«Привыкнуть к тяжёлым случаям невозможно» - врач-анестезиолог-реаниматолог

 3769
 13

Они ежедневно спасают людей. Дежурят на границе жизни и смерти. Таковы привычные будни врачей-анестезиологов-реаниматологов.

Сегодня, 16 октября, специалисты этой области медицины отмечают свой профессиональный праздник. В честь этого события ВашГород.ру побеседовал с врачом-анестезиологом-реаниматологом высшей категории отделения анестезиологии и реанимации № 2 Новокузнецкой городской клинической больницы № 29 Раисой Гавриловой. За её плечами почти 40 лет медицинского стажа и тысячи спасённых жизней.

ВГ: Раиса Васильевна, с точки зрения обывателя, анестезиолог-реаниматолог — это тот, кто «ставит» наркоз. А с точки зрения медицины, — с чем ежедневно приходится сталкиваться доктору этого профиля?

РГ: Наркоз — это только часть нашей работы. Мы занимаемся самыми разными видами обезболивания, начиная от ограничения чувствительности на небольшом участке тела и заканчивая сложными видами анестезии. Врач-анестезиолог-реаниматолог оказывает экстренную помощь в ситуациях, когда пациент находится в состоянии, угрожающем жизни. Именно мы отвечаем за выбор наиболее безопасной и эффективной анестезии, а также контролируем состояние пациента во время и после операции.

ВГ: Сколько лет вы в профессии?

РГ: Тридцать восемь. После учёбы в медицинском училище работала фельдшером на «скорой». Потом продолжила обучение в Кемеровском медицинском институте на лечебном факультете. После его окончания была интернатура по специальности «хирургия», затем специализация по анестезиологии и реаниматологии. С тех пор работаю в 29-й больнице. Но процесс обучения продолжается всю жизнь, потому что моя работа — это, прежде всего, большая ответственность, к тому же, регулярно появляются новые методики лечения, препараты — самообразованием заниматься необходимо.

ВГ: Как изменилась работа анестезиолога-реаниматолога с того момента, когда вы начали работать в отделении?

РГ: Изменилось многое: технологии, методики, препараты. Например, в те времена ещё не было следящей аппаратуры. Были дыхательные аппараты, но гораздо примитивнее, чем сейчас, и только в операционных. Сами операции длились дольше — часов по восемь. Препараты были другими, работать с ними было гораздо сложнее. Большинство из них сейчас уже не используется врачами.

ВГ: Каким человеком надо быть, чтобы задержаться и успешно работать в этой сложной профессии? Какие качества помогают вам в работе?

РГ: Нам нужно быть постоянно готовыми к стрессовым ситуациям, когда необходимо очень быстро принимать решения — а это напряжение, с ним надо научиться жить, чтобы не было эмоциональных перегрузок. Плюс нужно помнить, что наша работа очень ответственная, к ней нужно относиться соответствующе. Я, к примеру, дотошна и скрупулёзна. Пока все до мелочей не проверю — не успокоюсь!

ВГ: Как вы справляетесь с перегрузками? Как восстанавливаете силы?

РГ: У врачей-анестезиологов-реаниматологов, действительно, бывают серьёзные психологические нагрузки, ведь и мы к тяжёлым случаям, к смерти привыкнуть не можем. Мы можем только ежедневно максимально добросовестно делать свою работу и спасать жизни людей. К тому же, если другие врачи слышат иногда слова благодарности от своих выздоравливающих пациентов, то у нас такое случается нечасто. Нас обычно попросту не помнят, ведь в реанимации люди находятся чаще в бессознательном состоянии. А когда начинают идти на поправку, их переводят в другое отделение. Ночные дежурства тоже здоровья не прибавляют.

Отвлекаться, конечно, нужно, чтобы не выгореть и не сломаться. Кто-то занимается спортом, кто-то дачей. Я общаюсь с друзьями, у меня их много. Очень люблю театр. Когда езжу к сыну в Питер, обязательно иду в «Мариинку».

ВГ: Были случаи в практике, которые запомнились больше других, запали в душу?

РГ: За почти сорок лет работы таких случаев было много. Первое, что вспомнилось, это как однажды поступила молодая девушка, у которой после родов случился сильнейший приступ эпилепсии. Она попала к нам и долгое время находилась в коме, после которой у неё парализовало правую сторону тела. Пролежала у нас она месяца два, и все это время мы её выхаживали, очень переживали за неё, ведь у молодой мамочки дома остался малыш. Помню, как радовались улучшениям, даже совсем маленьким: шевельнула пальцем, смогла сесть, сделала шажок… Когда выписывали девушку, она уже хорошо себя чувствовала.

ВГ: Раиса Васильевна, если бы не стали доктором, какую профессию бы выбрали?

РГ: В детстве я любила химию, может химиком бы стала. Работала бы в химической промышленности. Но сейчас уже не представляю себя ни в каком другом месте. Я и в юности ни за что не хотела сидеть в кабинете — казалось, что это скучно, неинтересно. Мне хотелось туда, где потруднее, где я не просто нужна, а жизненно необходима. Я нашла себя в этой профессии, где я на своём месте, где я приношу пользу людям.

© ВашГород.ру

Какую реакцию вызвал этот материал?

Наш канал в Telegram: @novokuznetsk_news
Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это быстро и анонимно.