«Взимания обязательной платы в церкви быть не должно»: новокузнецкий священник ответил на неудобные вопросы

18 мая 00:05
4207

Проведение религиозных обрядов за деньги — вынужденная мера. Как и продажа церковных товаров при храмах. А многие традиции, приписываемые православию, никакого отношения к нему не имеют и даже противоречат истинной вере. Об этом и многом другом ВашГород.ру рассказал настоятель церкви святых равноапостольных Кирилла и Мефодия и церкви святой Ольги протоиерей Алексей Нагорный.

Алексея Нагорного знают многие. И не только прихожане. Пару лет назад он стал героем местных новостей, показав на своём примере, как «шикарно» живут священнослужители. Да и на его страницах в соцсетях можно встретить немало ироничных постов — но с глубоким смыслом. Мы «пытали» священника самыми разными вопросами, от вполне безобидных до каверзных. Публикуем первую часть интервью.

ВГ: Алексей, когда вы поняли, что ваш путь — быть священником?

АН: Неоднократно задавали мне подобный вопрос, и как-то адекватно на него ответить я никогда не мог. Есть люди, которые с детства мечтают стать космонавтом, водителем автомобиля, автобуса, швеёй… Не могу сказать, что изначально я хотел быть священником, хотя бы потому что мои родители были не воцерковлены. Я рос в обычной советской семье. Вся наша религиозность сводилась к тому, что мы, как многие и до сих пор, отмечали Пасху, красили яйца, пекли куличи, а в Рождество вспоминали про «какой-то религиозный праздник».

В храм я впервые попал со своим другом (в семье парня случилось несчастье), когда учился в 9 классе. Ни церковное пение, ни искусство, ни что-либо другое из внешнего меня не зацепило. Тем более, что произошло это в Казахстане, где я вырос, а церковь в этой стране никогда не была богатой. Храм представлял собой помещение, переоборудованное из обычного частного дома. Никаких «лосков», «блесков», драгоценностей. Прихожанами в основном были пожилые люди. К тому же, это время пришлось на начало 90-х годов, когда церковь не являлась мощной структурой.

Но в тот момент, видимо, произошло то, что называется прикосновением Божьим к сердцу человеческому. После этого я начал посещать храм. Не очень часто, в основном по большим праздникам, изредка — в воскресные дни. А потом настоятель попросил помогать — прислуживать в алтаре. Я дал согласие, и это стало моим служением, когда я был обязан каждое воскресенье, каждый праздник находиться в церкви. Иногда даже приходилось прогуливать уроки, но с учёбой у меня, слава Богу, всегда всё было хорошо, поэтому пропуски не влияли на мою успеваемость. И когда я уже осознанно начал ходить в храм, изучать православие, наши традиции, углубляться в нашу веру, тогда и возникло желание служить Богу и людям. После окончания школы планировал поступать в семинарию, однако родители были против. Я стал студентом университета, но благополучно окончив первый курс, сдав сессию, забрал документы и поступил в семинарию. Родителям рассказал об этом только спустя год учёбы. Они восприняли эту информацию достаточно спокойно и даже приветливо. Отсюда и начался мой путь в священники.

ВГ: Какой Алексей Нагорный в обычной жизни? Чем он отличается от священника Алексея Нагорного? Чем увлекается? Как проводит свободное время?

АН: Алексей Нагорный в обычной жизни и как священник старается вообще не отличаться. Если бы в обычной жизни я был одним, а в церкви другим, у меня, наверное, рано или поздно развилась бы шизофрения. Невозможно быть разным в разных сторонах своей жизни, поэтому я стараюсь быть одинаков везде. Единственное отличие — одежда. Когда я нахожусь в церкви, облачаюсь в подрясник, другие священнические одежды, а дома спокойно хожу в шортах и в футболке. Семья давным-давно привыкла, что я могу и в подряснике появиться, и в халате из душа выйти. Священник — это обычный человек, у него обычная семья, и он живёт также как и другие семьи, как все обычные люди. У верующих людей отличительная особенность заключается только в соблюдении определённых нравственных законов и норм. Во всём остальном — мы такие же, как и все. Питаемся, любим, отдыхаем — всё как у всех.

По поводу увлечений. У меня нет такого хобби, чтобы я занимался им всю жизнь. В последнее время очень заинтересовало мыловарение, причём изготовление его не из основ, как делают многие, а натурального — из масла, воды и соды по древним рецептам. Ещё одно из серьёзных увлечений в последние года два — это искусство приготовления кофе различными способами. К слову, я отучился на бариста и получил сертификат. Есть даже идея открыть при нашей церкви кофейню. Надеюсь, когда ситуация с коронавирусом закончится, мы её запустим, оборудование уже готово.

Что касается свободного времени. Его не так много, но когда бывает, провожу по-разному. Сегодня вечером, например, мы с семьёй играли в монополию. Могу поехать кататься на горных лыжах, но это случается очень редко. Погулять с семьей в Зенковском парке или в парках Новокузнецка, да просто пройтись по набережной с собакой. Могу проводить свободное время за мытьём посуды, уборкой на кухне, безусловно, — за чтением Священного Писания, художественной литературы.

ВГ: Религия и отношение к ней — одна из спорных тем. Как вы думаете, почему сегодня распространено мнение, что религия — это способ управления людьми?

АН: Действительно, вопрос религии — один из самых острых. Когда он поднимается, встречаются разные мнения, высказывания. Приходится участвовать в каких-то диспутах даже, проведение которых мне не совсем понятно: у нас, слава Богу, страна свободная, хочешь — верь, хочешь — не верь. Я же, например, не хожу и не говорю, что атеизм или нигилизм — это плохо. Тогда почему люди, которые не верят в Бога, начинают нападать на верующих? Мне кажется, что тем самым они показывают свою недалёкость. Человек со своими искренними убеждениями будет спокойно исповедовать их, а спорить об отношении к религии, на мой взгляд, бессмысленно.

Но всё-таки попробую ответить на этот вопрос. У христианства есть очень важное отличие: оно проповедует свободу. Главная мысль, которую христианство пыталось донести до людей с самого основания, — это свобода через жертву Иисуса Христа. То есть Иисус Христос через своё распятие, смерть и воскресение вернул людям свободу, которой они обладали изначально при сотворении. Из Библии мы знаем, что Бог сотворил человека по образу своему и подобию, так вот, образ и подобие как раз заключаются в той самой свободе. Потому и случилось первое грехопадение — человек воспользовался свободой не так, как хотелось бы. В истории религии сыграл роль человеческий фактор, когда некоторые персонажи, используя её, пытались достичь власти, подчинить народы. Думаю, с той поры религия и воспринимается как способ управления людьми.

ВГ: Можно ли ставить знак равно между религией и верой?

АН: Для меня религия и вера — понятия тождественные. Что такое религия? Латинское слово religare переводится как «связь с высшей силой». Моя вера это как раз вера в существование этой высшей силы, которую я и многие другие люди называют живым Богом. И согласно этой вере у меня есть связь с живым Богом. К сожалению, в жизни многих людей присутствует только религия как набор неких обрядов, ритуалов, а веры — нет. Вера это не просто слова, но ещё и доверие, когда ты веришь Богу до такой степени, что доверяешь ему всё самое дорогое, в том числе свою жизнь, будущее самого себя, семьи, страны, мира, Вселенной.

ВГ: Почему христиан называют «раб Божий»?

АН: На самом деле, это не совсем правильное выражение, и в Евангелии мы не встретим обращения от Христа, например, к апостолам или другим людям как «раб Божий». Христос говорит: «Вы братья мои», «Вы друзья мои», поэтому до сих пор во всех христианских церквях, различных христианских направлениях основным обращением является «брат», «сестра», «братья», «сёстры». А «раб Божий» употребляется не в том смысле, как рабство понимали в Древнем Риме или в Древней Греции. Раб — это «соработник», «сотрудник Божий», «помощник Божий», то есть «со-творец».

ВГ: А зачем прихожане целуют руку священнику? Что это за таинство такое?

АН: Русская православная церковь — это восточная церковь, и поэтому мы приняли восточные христианские традиции. Одна из них — целование руки в знак уважения. Священники на Руси всегда пользовались уважением, и у нас этот обычай сохранился. Но мы от него спокойно можем отказаться, как отказались, например, от всяких телесных контактов сейчас, во время пандемии (коронавируса — прим. ред.).

ВГ: Проблема, которая беспокоит многих, — взимание платы в храмах. Платить приходится за свечи, крестики, проведение обрядов и так далее. Кто устанавливает цены? На что идут собранные средства?

АН: По поводу взимания платы сразу скажу: это неправильно, такого не должно быть в церкви, не должно быть прайсов на оказание религиозных или обрядовых услуг. Но это вынужденная мера. Объясню, почему. Церковь — это в первую очередь люди, одна большая семья. Каждый член этой семьи должен заботиться о церкви и о людях, которые в неё входят. Ну и давайте теперь посмотрим, как сейчас крещёные люди помогают в содержании церкви. В большинстве случаев никак! Если раньше каждый христианин считал личной обязанностью содержать пресвитеров, отделяя от своих доходов десятую часть, так называемую десятину, то кто сейчас из крещёных людей это делает? Если бы каждый крещёный человек отделял десятину, то в церкви было бы всё бесплатно, поверьте. Есть мнение, что сейчас за церковь платит государство. Это неправда. Те, кто утверждают это и настаивают на этом, — просто-напросто лжецы.

Приведу пример нашей церковной общины. Три года назад мы попытались перейти на систему пожертвований, но люди оказались не готовы жертвовать. Мы продержались два года. В результате у нас образовались долги по зарплате, по коммунальным платежам. По этим причинам мы вынуждены были вернуться к системе ориентировочных пожертвований, то есть прайсов. В каждом приходе сумма ориентировочных пожертвований устанавливается индивидуально. Собранные средства идут на содержание священнослужителей, церковных сотрудников, оплату коммунальных услуг и на многие социальные проекты.

ВГ: Раз уж мы заговорили о деньгах, сколько в среднем зарабатывают священнослужители?

АН: Зарплаты священников очень разные. Они зависят от того, где располагается приход и какое место в нём занимает священник. Вообще существует правило: при равной нагрузке — равная зарплата. У настоятеля как у руководителя она чуть выше, чем у рядового священника, но колоссального отрыва быть не должно. Назвать среднюю сумму сложно. Например, я получаю в среднем 25 тысяч рублей в месяц, а священник из какого-нибудь села с трудом наскребёт 5-7 тысяч рублей. Если говорить в целом, зарплата священнослужителя такая же или чуть меньше средней в данной конкретной территории. Грубо говоря, если в городе средняя зарплата 30-35 тысяч рублей, то примерно столько же или чуть меньше получает священник. Если это деревня, где жители получают, скажем, тысяч по десять, на таком же уровне примерно будет и зарплата священника.

Во второй части интервью Алексей Нагорный расскажет, почему верующим недопустимо купаться в крещенской проруби, можно ли женщинам входить в храм в брюках и с непокрытой головой, сколько раз можно венчаться, а также ответит на другие вопросы, касающиеся православных традиций. Материал выйдет на ВашГород.ру в ближайшие дни.

Делитесь своими новостями и уже завтра их будет обсуждать весь город!
Ждем сообщения на Инстаграм, WhatsApp, Viber, Telegram по телефону +7 (923) 464-0620

Интернет-портал «VASHGOROD.RU» зарегистрирован в Роскомнадзоре 28.02.2017 г.

Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 - 68868.

Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей.

Мы используем Depositphotos - фотобанк с премиум-коллекцией фотографий, векторов и видео.

ВСЕ НОВОСТИ