Всё началось с поездки по делам на окраину Ленинска-Кузнецкого…

28 июля 00:05
13214

Все началось с поездки по делам на Байкаим. Это окраина Ленинска-Кузнецкого, отдельно стоящий посёлок на юге города. «Выселки на выработках», как охарактеризовал Байкаим местный житель.

Впрочем, от некогда многочисленного посёлка осталось одно название. Тут и там торчат остовы разрушенных подворий, крапива и дикая конопля по пояс на пустошах снесённых домов. И немногочисленные «аборигены», которые пытаются выжить в окружении дегазационных станций, многочисленных буровых, вгрызающихся в грунт прямо у них за огородами.

«Эта техника СУЭКу принадлежит, — информирует Виктор, местный житель и горняк на пенсии. — Они тут проводят дегазацию платов шахты им. Кирова. Чему удивляешься? Байкаим, как и 10-й участок (микрорайон Ленинска-Кузнецкого — ред.), на кировском поле стоит. Под нами на глубине где-то полкилометра комбайн уголь рубит. Да-да, и под Инюшкой (река Иня — ред.) пласт».

Выходим с Виктором за околицу. Поле на десятки гектаров, от реки до соснового бора. Раньше здесь пшеницу выращивали, теперь «сверлят дыры в земле». Где-то за 300 метров от нас бригада рабочих суетится вокруг буровой. Подходим ближе. Из трубы в земле хлещет вспененная жидкость.

«А это „Кировская“ методом гидроразрыва свои пласты готовит к выемке, — рассказывает всезнающий Виктор. — Как по-простому объяснить? Бурят в земле отверстие до самого угольного пласта, вставляют трубу, потом через нее подают под давлением воду с реагентом. Воде же как-то надо под землей помещаться — вот она и разрывает пласт, создавая огромное количество микротрещин. Комбайну потом проще деформированный пласт крошить…»

Идём дальше. Еще одна группа рабочих суетиться у каких-то металлических домиков на колесах. Из домика отовсюду торчат трубы, утробно урчит движок.

«А это дегазация работает, — поясняет Виктор. — Добыча угля высвобождает много шахтовых газов, метана, например. Они сейчас скважины пробурят и начнут газ оттуда выкачивать. Как его утилизируют? Смеешься? Метан в атмосферу выходит… Или вон видишь, вдалеке труба торчит? Ночью хорошо видно, как над трубой голубое пламя горит. Это метан сжигают. Ага, прямо в чистом поле на мобильной установке. Конечно, в своё время обещали весь метан от дегазации пластов собирать и направлять на завод СПГ, который планировали построить, да только воз и ныне там».

В сотне метров от станции дегазации прямо в поле из забетонированной площадки торчит металлическая труба большого диаметра. Вокруг горки мелкого щебня.

«Труба дегазации, здесь газ самотёком идет, — говорит Виктор. — Подойди-ка, понюхай воздух. Чуешь, попахивает? Нет, метан без запаха, это сопутствующие шахтовые газы воняют. Это еще действующая труба, а вон, видишь, метрах в пятидесяти? На ту трубу уже заглушку поставили, там газ весь вышел».

Идём на берег реки Ини. Вода в реке мутная, тёмная. Удивляюсь, что клены растут прямо из воды.

«Да по весне часть берега вместе с растительностью „съехала“ в Инюшку, — говорит заметно погрустневший Виктор и тычет в трещины, которыми буквально изъедено побережье. — Не ровен час, и тут берег сползет в речку… От чего оползень случился? Так трясёт же землю, то бурят её, то изнутри водой рвут, то обвалы старых выработок случаются. Уголь здесь добывают, начиная с 40-х годов. Сначала неглубоко копали, метров 50-70, кирками да лопатами. Позже следующий пласт вынули, он метрах в 150 залегал. Остались пустоты… Вот представь сало с прослойками. Представь, что ты сало не ешь, только мясцо жалуешь — вот и выгрызаешь мясную прослойку. Тут так же. Угольную „прослойку“ выгрызают».

На другом берегу Ини, ближе к 10-му участку, буквально спотыкаемся о торчащие тут и там трубы. Некоторые уже заглушены, другие «выдыхают» шахтовый смрад. Крутой берег сплошь зарос деревьями и высокой травой, в которой валяются рваные мешки, какие-то ящики и даже неиспользованные, уже окаменелые, 50-килограммовые цементные глыбы. А вот и пустая тара из-под реагентов, черные канистры. Еще можно прочитать этикетку: «Состав пенообразующий Geo Foam ТУ 20.41.20-017-12423332 -2014».

«Так ведь и тут скважины дегазации и гидроразрывы бурили, — отвечает на мой вопрос о самовольной свалке Виктор. — Видишь, мелкие камушки наплывом вниз к реке? Это шлам вместе с пеной из скважины под давлением вылетал… А куда ещё? Всё в реку — и измельченная порода, и химические реагенты, и весь мусор».

Мы постояли на берегу мутной Ини, посожалели, что «рыбы в реке днём с огнем, а вот раньше…» и тем же путём вернулись назад. Рабочие на буровой удивились, что кто-то фотографирует технику и канистры с химией, один даже поинтересовался, для чего. В ответ спрашиваем, для чем им пенообразователь и как его отходы должны утилизировать. Рабочий молчит, мы тоже. Расходимся.

«Который год у нас такая петрушка, — уже дома сетует Виктор. — Прошлой осенью на 10-м участке дом взорвался из-за утечки метана, хозяйка погибла. У нас тут сколько раз хлопки были, трава потом горела — всё из-за газов. Сколько гектаров земли испорчено… А как её восстановить? Повытаскивать все трубы да соснами засадить? А как речку в порядок привести, если в неё столько отходов уже посливали, начиная с полысаевских шахт, заканчивая нашими, ленинскими? Метан как назад под землю загнать? Он же в атмосфере растворился, работает теперь на усиление парникового эффекта. Чуешь, какое лето в этом году? Как в Сочи, в начале апреля началось. А мы потом удивляемся — изменение климата, ох-ах…Угольным воротилам давно пора о душе подумать, карму почистить — позаботиться об экологии».

Из Байкаима уезжаю с тяжёлым сердцем. Перед глазами стоят загаженный берег Ини, бетонные платформы с трубами в чистом поле, яркая, сине-оранжевая, техника, разбросанная кучками по степи.

На редакционной летучке решаем разобраться в проблеме. Редакция ВашГород.ру отправила официальные запросы в СУЭК, администрацию Ленинска-Кузнецкого, в областное правительство.

В частности, в документах содержатся следующие вопросы: «Каков статус земель в районе поселка Байкаим, на которых ведет дегазационные работы СУЭК? Какие обязательства взяты компанией по восстановлению земель? Почему метан должным образом не утилизируется, а выпускается в атмосферу? Как проводится очистка стоков на шахтах „Полысаевская“, „Комсомолец“? Можно ли организовать для журналистов и представителей общественности посещение данных очистных сооружений? Как утилизируется вода с пенообразователем Geo Foam, применяемая СУЭК при бурении скважин, ведь в составе данного реагента есть серная кислота?»

Редакция ВашГород.ру приглашает к разговору все заинтересованные стороны.

Владислав Понкратов

 © ВашГород.ру
Делитесь своими новостями, и уже завтра их будет обсуждать весь город!
Ждем сообщения на Инстаграм, WhatsApp, Viber, Telegram по телефону +7 (923) 464-0620

Интернет-портал «VASHGOROD.RU» зарегистрирован в Роскомнадзоре 28.02.2017 г.

Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 - 68868.

Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей.

Мы используем Depositphotos - фотобанк с премиум-коллекцией фотографий, векторов и видео.

ВСЕ НОВОСТИ