Жизнь на пороховой бочке, или Кокуйское болото

 5385
 1

Отвалы вскрышных пород, хвостохранилища, промышленные стоки, выбросы в атмосферу шахтовых газов и радиации, тонны пыли на домах, деревьях и огородах от снующего туда-сюда большегрузного транспорта, грохот, грязь, болезни, взрывы, смерти — так видят угледобычу жители окраин Ленинска-Кузнецкого, проживающие в опасной близости от шахт и обогатительных фабрик.

Да, ещё зарплаты, ведь многие из них работают на тех же самых угледобывающих предприятиях.

«Деньги не самые большие, зато пока стабильные, — опуская глаза, говорят они. — Жить-то как-то надо…»

И продолжают на собственных кухнях клеймить «угольных генералов, которые варварски уничтожают экологию города и набивают карманы при полном попустительстве властей».

Тех, кто открыто возмущается и борется с «экологическим беспределом», мало, — в основном, пенсионеры или люди, чья профессиональная деятельность лежит вне сферы угледобычи. Поэтому некоторые герои этого материала попросили оставить их анонимными. «Вякнешь — и останешься без работы, — утверждают они. — СУЭК отслеживает высказывания своих работников в публичном пространстве».

А «вякать» есть о чем. После публикации статьи «Все началось с поездки на окраину Ленинска-Кузнецкого» в адрес редакции ВашГород.ру поступило несколько сообщений от ленинск-кузнечан, которые подтвердили изложенные в материале факты и дополнили их своими историями.

«Жить в подбрюшье шахты Рубана невыносимо…»

Семья Марины Шарап купила дом на ул. Некрасова в 2002 году.

«Радовались: мечта сбылась — домик рядом с речкой, чистый воздух, детям приволье, — рассказывает Марина. — Но лет шесть назад на нашу улицу стала наступать промплощадка шахты им. Рубана (входит в состав СУЭК — ред.). Угольщики огородили территорию забором, сразу за ним построили технологическую дорогу, по которой и днём и ночью носятся грузовики, пылят, пускают выхлопы… Там же, в 160 метрах (дальняя точка) от наших домов дымит котельная, хотя по всем нормам удалённость от жилых домов должна быть не менее 500 метров. На наши дома и огороды падает огромное количество золы и других загрязняющих веществ. Каждый год 16 сентября, в день начала отопительного сезона, урожай капусты и других оставшихся на огороде овощей становится чёрным. Скоро земля просто перестанет давать урожай, так её загадили за какие-то 5-6 лет…»

По словам Марины, жители улицы многократно обращались и в городскую администрацию, и в контролирующие ведомства, и в область.

«Нас уверяют, что всё в пределах нормы, — возмущается Шарап. — Представляете, жить под брюхом крупного угольного предприятия, в 150 метрах от грунтовки, по которой беспрестанно ездят большегрузы, дышать выбросами котельной — это, оказывается, нормально!»

«Боимся взлететь на воздух, как Галя…»

Деревенскую пастораль улиц 10-го участка (жилой район Ленинска-Кузнецкого — ред.) разбавляют трубы дегазации. Улиц и переулков тут много, около 30, но труб ещё больше — за 200, как говорят местные.

Их количество резко увеличилось после взрыва частного дома на ул. Воронежской, случившегося 5 сентября прошлого года. Хозяйка дома Галина Сорокина скончалась в реанимации 11 сентября.

«После взрыва метана сразу все поналетели — и местные власти, и МЧС, и полиция, и даже губер прикатил, — говорит Вера, местная жительница. — Но первыми на месте ЧП были начальнички с Кировки (шахта им. Кирова, входит в состав СУЭК — ред.). Стали выяснять, кто виноват. От первой версии, которую озвучил наш мэр (Константин Тихонов — ред.), мы тут все попадали. Дескать, чёрные копатели влезли в старый шурф, которых под 10-м участком полно, проковыряли из-под земли дырку (зачем? чтобы дорогу себе подсветить?) и выпустили на поверхность метан. Да мы сами на шахтах работаем, либо мужья наши, — неужели не понимаем, какой это бред… Нам сразу было понятно, кто виноват, и кто не выполнил дегазацию верхних горизонтов. Сейчас, как и год назад, под нами на глубине от 450 до 550 метров работает кировский комбайн, активно ведется дегазация Болдыревского и Поленовского пластов методом гидроразрыва».

По мнению Веры, да и большинства местных жителей, специалисты шахты им. Кирова в августе-сентябре прошлого года не рассчитали и «фуганули под землю большое количество воды». Якобы в образовавшиеся трещины, снизу поддавливаемый водой метан из нижнего горизонта устремился наверх, где были ещё минимум три отработанных полости от старых выработок, дегазацию которых и должны были провести кировчане, прежде чем приступать к освоению собственных пластов. Но местные полагают, то ли этот компонент технологической цепочки не был выполнен, то ли выполнен, да некачественно, но результат был трагический.

Сразу после взрыва Следственный комитет возбудил дело по ч. 1 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности).

«Сейчас дело приостановлено в связи „с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых“, — говорит Наталья, дочь погибшей Галины Сорокиной. — Дом матери стоит заколоченный металлическими листами. Соседи рассказывают, к ним где-то раз в неделю приезжают газометристы, замеряют в подполье уровень газов. Недавно пробурили на огороде небольшую скважину, опустили туда измерительный прибор — он зазвенел. Жители спросили, почему газоанализатор звенит, опять газ пошел? Не переживайте, так надо, ответили им. Да каждый знает, отчего звенит прибор — концентрация газа высокая! Понимаете, мы каждый день как на пороховой бочке».

«Да на 10-м не только метан, но и радон (радиоактивный газ — ред.) есть, — говорит ещё одна местная жительница. — Несколько домов с Моховской улицы переселили и снесли. Нам тоже Кировка обещала в 2020 году предоставить либо жилье, либо компенсацию, да теперь говорят кризис, коронавирус, в общем, денег на переселение нет… Совести у них нет — вот чего».

Рядом согласно вздыхает Николай Петрович:

«Это точно. Батюшка нынешнего руководителя СУЭКа Степана Солженицына, писатель Александр Солженицын, поди, со стыда бы сгорел, узнай, какой компанией руководит его сынок. Но им всё нипочем…»

88 елок

При подготовке этого материала редакция ВашГород.ру отправила в пресс-службу СУЭК вопросы, в которых просила ответить, как в компании соблюдаются экологические нормы при дегазации пластов, утилизируются метан и пенообразователь Geo Foam ТУ 20.41.20-017-12423332 -2014, который компания применяет при бурении скважин, сколько людей будет переселено из ЗПВ (зоны производственного воздействия) и СЗЗ (санитарно-защитных зон).

Кроме того, редакция просила организовать посещение очистных сооружений суэковских шахт, действующих в районе Полысаево и Ленинска-Кузнецкого.

Ответ пришел на 4-х с половиной страницах. Публикуем наиболее яркие цитаты.

Об очистке воды:

«Стратегические приоритеты СУЭК в области охраны окружающей среды взаимосвязаны с Целями устойчивого развития ООН (…) в начале 2020 года на шахте имени С.М. Кирова введены в эксплуатацию после реконструкции высокотехнологичные очистные сооружения модульного типа производительной мощностью 800 м3/ч (…) Благодаря инновационным решениям концентрация загрязняющих веществ на выходе в природный водоем — река Иня — снижена в три раза (…) Благодаря поэтапному внедрению новейших технологий за последние десять лет в водные объекты удалось снизить массу загрязняющих веществ в 20 раз».

От редакции: Сколько лет и в каких количествах производственные стоки шли прямиком в реку Иня, если сейчас концентрация загрязняющих веществ снижена в 3 и 20 раз? Каков урон речной экосистеме нанесен, кто за это ответит?

О дегазации и утилизации метана:

«Для утилизации метана на предприятии (шахте имени С.М. Кирова — ред.) в 2009 году построена вакуум-насосная станция. В котельной шахты котлы переоборудованы для сжигания метана, а так же запущены в эксплуатацию четыре контейнерные теплоэлектростанции. Подобные установки применяются на шахте „Комсомолец“ (…) Внедрение на предприятиях компании технологий по утилизации шахтного метана позволило только в 2019 году выработать электрической энергии — 5 388 МВт* час., тепловой энергии — 55 548 Гкал., утилизировано метана 4045467 м3 (…) основная задача при работе с метаном — это не его добыча и утилизация, а повышение уровня аэрологической безопасности подземных горных работ (безопасности шахтеров — ред.)».

От редакции. «Утилизировано метана 4045467 м3» — это сожжено в открытом поле в специальных установках? Каков экологический ущерб от подобных действий?

О рекультивации земель:

«В компании целенаправленно реализуются проекты, способствующих восстановлению после ведения горных работ почвенного слоя. За пять лет рекультивировано более 700 га нарушенных земель. Затраты на рекультивацию составили 143 млн. рублей. (…) в 2019 году только шахтой имени С.М. Кирова высажено 88 елей высотой 4,5 м каждая, 990 берез, лип и дубов на общую сумму 3,3 млн. рублей».

От редакции. Тут ни убавить ни прибавить: 88 елей, да ещё таких высоких, и почти тысяча других деревьев, конечно, окажут благотворное воздействие на экологию Ленинска-Кузнецкого.

О переселении людей:

«За период с 2014 по 2019 годы по программе переселено 252 дома. В том числе, в 2019 году переселено 90 адресов общей площадью 3709,7 кв. м., приобретено альтернативного жилья общей площадью 3 837,9 кв. м. на общую сумму 136 755 тыс. рублей (с учетом затрат на снос и пр.): шахта им. С.М. Кирова — 52 адреса (СЗЗ — 11, ЗПВ — 41), ШУ Комсомолец — 24 адреса (СЗЗ — 11, ЗПВ — 13), обогатительная фабрика (ОФ) — 9 адресов (ЗПВ), шахта им. А.Д. Рубана — 5 адресов (ЗПВ все в зоне воздействия от дорог) (…) В программу переселения 2020 г. (по состоянию на 27.07.2020) включены 78 адресов: шахта им. С.М. Кирова — 66 адресов (СЗЗ — 35, ЗПВ — 31), ШУ Комсомолец — 11 адресов (СЗЗ — 8, ЗПВ — 3), ОФ — 1 адрес (ЗПВ)».

От редакции. Все-таки переселяют людей из зоны действия дорог? Может, Марине Шарап и другим жителям улицы Некрасова разрешить шахтовым большегрузам гонять по своим огородам, глядишь, тогда их подворья признают ЗПВ и тоже переселят?

Далее из ответа следует, что СУЭК участвует в «массовом молодежном экологическом марафоне «Zубочистка» по уборке популярных туристических маршрутов, прилегающем к заповедной зоне Поднебесные Зубья (Междуреченск), а в 2020 году в Кузбассе при поддержке СУЭК был создан природный заказник «Кокуйское болото». «Природоохранный статус получил участок на границе Ленинск-Кузнецкого и Гурьевского районов. Территория, общей площадью 2352 гектара, 70 из которых занимает болотный массив с ярко выраженными особенностями гидрологического режима и насыщенности карбонатом кальция, объявлена решением Правительства Кемеровской области — Кузбасс особо охраняемой природной территорией регионального значения».

Тема экологического благополучия в зоне действия шахт СУЭКа волнует многих. Приглашаем к диалогу все заинтересованные стороны. Продолжение следует.

P. S. СУЭК, на запрос редакции о посещении очистных, ответил следующее: «Компания готова организовать посещение очистных сооружений как только будут сняты эпидемиологические ограничения и получено разрешение на посещение стратегического объекта. Мы сейчас не можем назвать точной даты…». И тут коронавирус подгадил…

Владислав Понкратов

© ВашГород.ру

Какую реакцию вызвал этот материал?

Наш канал в Telegram: @novokuznetsk_news
Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это быстро и анонимно.