Кузбасс: дышите полной грудью

15010
1

На днях международная аудиторско-консалтинговая компания FinExpertiza обнародовала отчет об уровне загрязнения атмосферы в российских регионах. Кузбасс занял второе место по абсолютному объёму загрязнения атмосферы. Промпредприятия и транспорт области выбросили в окружающую среду около 1,8 миллиона тонн отходов.

Кто-то скажет: второе место — не первое. Но первым в списке экологических замарашек стоит Красноярский край (2,6 млн. тонн), площадь которого почти в 25 раз больше территории Кемеровской области. Для сравнения: плотность населения в соседнем крае 1,21 чел/км2, у нас — 27,94 чел/км2.

Кемеровская область оказалась и в числе лидеров по количеству вредных выбросов — по 689 кг на нос. Это 6 место в общероссийском рейтинге, на первом — Ненецкий автономный округ с почти 1,5 тонн на человека. Для примера: в Дагестане, самом благополучном в экологическом плане регионе, на одного жителя приходится 23 кг вредных выбросов.

За цифрами люди

Как следует из доклада министерства природных ресурсов и экологии Кузбасса, в регионе на 13,1% выросло количество вредных выбросов в атмосферу. Из документа: «Согласно динамике изменения выбросов за 2009-2019 годы, суммарный объем выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух увеличился с 1733,628 тыс. т до 1830,163 тыс. т или на 5,6%; объем выбросов от стационарных источников (предприятий — ред.) увеличился с 1438,789 тыс. т до 1760,071 тыс. т или на 22,3%; от автомобильного транспорта снизился с 292,496 тыс. т до 69,492 тыс. т или на 76,2%». И далее из доклада: «Самая высокая антропогенная (связанная с деятельностью человека — ред.) нагрузка наблюдается в Новокузнецком районе — 6320 кг/чел., а также в Ленинск-Кузнецком, Прокопьевском, Беловском районах и в городах Калтан, Полысаево».

Вблизи металлургических и химических заводов, обогатительных фабрик, разрезов и шахт плотность выбросов составляет 1,15/10 в 4 степени кг/кв. м., что многократно превышает возможности самоочищения атмосферы. Кузбассовцы, которым поневоле приходится соседствовать с вредными производствами, бьют тревогу, обращаются к властям и в надзорные ведомства за защитой. Они уверены, что сложившаяся ситуация свидетельствует о массовых нарушениях экологических прав, гарантированных Конституцией РФ, Федеральным Законом РФ «Об охране окружающей среды», Уставом Кемеровской области и другими законодательными актами, закрепившими в своих статьях право каждого человека на благоприятную окружающую среду и экологическую безопасность.

Власти и представители надзорных ведомств вроде бы с гражданами не спорят, и даже соглашаются, что воздух и речки в Кузбассе стали грязнее, но только в общих чертах. Вот как в том докладе регионального Минприроды. Но когда дело доходит до проверки реальных фактов нарушения экологического законодательства или защиты интересов граждан конкретной территории — тут уж извините. «Не в нашей компетенции», «проверкой не обнаружено», «органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы» — вот частые ответы на обращения граждан и СМИ.

Одно слово — Тыхта

Летом прошлого года житель села Терентьевское Прокопьевского района Михаил Скороходов обратился в областной департамент природных ресурсов и экологии и в прокуратуру с жалобой на загрязнение рек Верхняя и Нижняя Тыхта предприятиями, расположенными в бассейнах указанных водоемов.

В 30 км от устья Верхней Тыхты действует ООО «Шахтоуправление «Майское» АО ХК «СДС-Уголь», в 21 км — «Шахта им. В. Д. Ялевского» АО «СУЭК-Кузбасс». По данным департамента на июль 2019 года, суммарный объём промышленных сбросов в крохотную речушку составлял 10 млн. кубометров стоков в год. В 22 км от устья Нижней Тыхты ежегодный сброс 2 млн. кубометров промстоков осуществляет также «Шахта им. Ялевского».

По словам Скороходова, на разрезе «Первомайский» (ООО «Шахтоуправление «Майское») очистные справляются со своей задачей: «Вода в том районе чистая, а вот ниже, в зоне действия СУЭКа, в реку систематически сбрасываются грязные шламовые стоки».

«Я не первый селянин, кто пытается защитить наши реки, — говорит Михаил. — До меня несколько терентьевцев писали жалобы на СУЭК в различные инстанции, по ним проводились проверки. Только „проверкой“ это сложно назвать. Потому что в аккурат перед приездом комиссии на „Ялевского“ сброс неочищенных вод прекращался. Проверяющие брали пробы речной воды и довольные катили восвояси. Понятно, что анализы всегда были чистые. Но как только комиссия за порог — на шахте вновь открывают прямой сток шламовых вод в реку. О чем это говорит? На мой взгляд, о сговоре между контролирующими органами и СУЭКом».

Еще одна странность, которая, по мнению Михаила, свидетельствует о формальном подходе природоохранных контролеров и чиновников к работе — отсутствие проб техногенного осадка со дна рек. «Буквально за последние годы на дно Верхней и Нижней Тыхты осело огромное количество шлама и других вредных примесей, — утверждает Скороходов. - Русла заполняются всякой дрянью, рыба дохнет, по берегам гибнет растительность. Это видно невооруженным глазом, но, по-видимому, не тем, кто по роду службы обязан защищать природу Кузбасса».

«Чиновник должен быть «заинтересован»

В июле-августе этого года редакция ВашГород.ру опубликовала несколько материалов

об экологической обстановке в окрестностях Ленинска-Кузнецкого. Город буквально зажат в клещи предприятиями СУЭКа — только шахт здесь семь штук. В черте города действует предприятие с наибольшим относительным и абсолютным газовыделением — «Шахта им. Кирова (18,1 м3/т и 142,21 м3/мин., соответственно).

Основываясь на фото и видео материалах и свидетельствах вполне конкретных граждан, редакция обратилась в Кемеровскую межрайонную природоохранную прокуратуру с просьбой проверить изложенные в статьях факты. И про загрязнения реки Ини, и про выбросы в атмосферу шахтовых газов, в частности, метана, и про слив опасного реагента в почву… Из прокуратуры пришел ответ: «(…) информация (…) направлена для рассмотрения в Южно-Сибирское межрегиональное управление Росприроднадзора. (…) при осуществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы».

Что означает последнее предложение из ответа — непонятно. Во всевозможных документах о компетенциях природоохранной прокуратуры указано: «Основная задача природоохранных прокуратур — обеспечение исполнения природоохранного законодательства органами управления, контролирующими органами в сфере охраны природы, коммерческими и некоммерческими организациями, осуществляющими оперативно-хозяйственную деятельность и причиняющими вред окружающей среде».

Выходит, в компетенции природоохранной прокуратуры инициировать комплексную проверку деятельности предприятия, наносящего вред окружающей среде, с привлечением других контролирующих ведомств — Росприроднадзора, Роспотребнадзора, Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, Федерального агентства водных ресурсов… А то получается, что разных надзоров агентств полно, а проконтролировать и спросить с нарушителя некому?

«Есть алгоритм „экологических“ проверок, который сразу же задействуют, будь в этом заинтересован кто-то из высоких областных чинов, — утверждает источник, много лет проработавший в сфере мониторинга окружающей среды. — В этом деле самое главное — не жалоба обычного гражданина или СМИ, а воля чиновников. Когда надо „замочить“ неугодное производство или просто „вывернуть руки“ несмышлёному руководителю, на предприятие засылают целый десант контролеров. С уровнем систем экологической безопасности, применяемой на кузбасских промпредприятиях, найти нарушение — раз плюнуть. И пошёл работать маховик… А почему может быть „заинтересован“ чиновник — другой вопрос. Ответ могла бы дать налоговая, сопоставив зарплаты сошек из всяких „надзоров“ с их реальным доходом».

Многочисленные жалобы кузбассовцев на экологический беспредел промышленных гигантов фактически остаются без ответа. Только протестной Черемзе удалось пока отстоять свой уголок, но какой ценой? На активистов заводят административные дела, журналиста Вячеслава Кречетова, который освещал экопротесты, много часов держали в каталажке и оштрафовали на 20 тысяч рублей. Власть вовсю использует административные, силовые и прочие ресурсы, чтобы… что? Наказать людей, которые ведут борьбу за зеленый Кузбасс?

Стоп, разве не за это ратует губернатор Цивилев? Помните, «За чистый уголь, за зеленый Кузбасс»? Тогда почему одному — задержание, суд и штраф, а другому — праздничный прием в честь Дня шахтера в СУЭКе?

Владислав Понкратов

© ВашГород.ру

Оцените статью

Наш канал в Telegram: novokuznetsk_news
Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это быстро и анонимно.