Банкротства (или мошенничества?) кузбасских угольщиков

Впервые за более чем 20 лет в Кузбассе сократился объём угледобычи. Прогноз на конец года — падение на 16-18%.

«Это первый раз за 23 года, когда объём добычи упал. Обычно объём добычи, несмотря на кризисы, только рос, рос и рос. То, что он упал, означает, что ситуация очень серьёзная», — сказал губернатор Цивилёв в интервью «РИА Новости».

Сокращаются инвестиции в угольную отрасль. Угледобывающая «мелочь» и предприятия с длительным банкротным анамнезом испытывают невероятные трудности, некоторые из них массово увольняют персонал и консервируют производства. В настоящее время 6 угледобывающих предприятий — «Шахта «Заречная», «Шахта «Алексеевская», «Разрез «Инской», «Шахтоуправление Карагайлинское», ООО «Краснобродский Южный» и ООО «Ровер» — проходят процедуры банкротств. По приблизительным подсчётам, на банкротящихся шахтах и разрезах будут сокращены около 3,5 тысяч работников, около тысячи уже лишились работы.

Из флагманов в аутсайдеры

Шахты «Заречная» и «Алексиевская» — части бывшей угольной компании «Заречная», которая в начале 2000-х входила в пятёрку крупнейших российских производителей и экспортеров энергетического угля. УК «Заречная» была создана украинцем Виктором Нусенкисом. В лучшие времена в состав холдинга входили ОАО «Шахта Заречная» с шахтоучастком «Октябрьский», ОАО «Шахта «Алексиевская», шахтоуправление «Карагайлинское», ООО «Шахта «Сибирская», участок «Серафимовский», шахтоуправление «Анжерское» и обогатительная фабрика «Спутник». Угольные ресурсы «Заречной» по стандартам JORC составляли 528,8 млн. т, запасы — 274,5 млн. т. Дополнительный прирост ресурсов мог составить 1328,9 млн. т угля марок «Г», «Д», «Ж».

В «десятых» на УК «Заречной» началась чехарда с собственниками и топ-менеджерами. Работники предприятий отмечают периоды управления предприятиями — «хохлы», «уральцы», «казахи» и нынешние «новосибирцы». Даже скандальный новокузнецкий миллиардер Александр Щукин успел приложить свою длань в управление холдингом. (В настоящее время Щукин являет фигурантом уголовного дела по факту вымогательства акций АО «Разрез «Инской» — ещё одного предприятия-банкрота).

К середине «десятых» дела в УК «Заречная» стали совсем плохи. Накопились неподъёмные долги и компания начала терять активы. В 2017 году холдинг ушёл в банкротство, в 2019-м на шахтах «Заречная» и «Алексиевская» началось конкурсное производство, имущественные комплексы предприятий выставили на торги. В настоящее время стоимость активов упала ниже некуда: на апрельских торгах «Заречку» предлагали за 1 669 891 792 рубля, хотя изначально шахту оценили в 16 млрд. рублей. Через месяц и «Алексиевскую» ждут окончательные торги. Стоимость актива — менее миллиарда, первоначальная цена лота была 3,4 млрд. рублей.

Весной этого года с «Заречной» сократили 152 работника, хотя ожидалось сокращение 2-х тысяч. Шахтёров «спасло» судебное разбирательство между кредиторами. ООО «Угольная компания «Заречная» и АО «Производственная компания «Кузбасстрансуголь» подали иск в арбитраж о признании недействительной сделки о продаже железнодорожных путей ООО «ТрансРапид» в октябре 2017 года и о возврате имущества в собственность шахты. Пока идут судебные тяжбы, шахта будет работать.

Эксперты отмечают, что спор между кредиторами возник весьма кстати для управленцев «Заречной». Летом на шахте успели перемонтировать новую лаву, старая выработка иссякла. Сейчас предприятие выдает на-гора тысячи тонн угля, нынешняя администрация продает его, как говорят сами горняки, аффилированным компаниям по цене порой ниже себестоимости, о заявляет ФНС России, а компании перепродают уголь по мировым ценам. Естественно, прибыль идёт не на счета «Заречной», а тем самым аффилированным компаниям. А шахта едва наскребает на выплату многомесячной задолженности перед работниками и продолжает копить долги по налогам.

Впрочем, УК «Заречная» работала без прибыли с 2011 года. Почему за столько лет никого из компетентных органов это не заинтересовало?

На «Алексиевской» ситуация ещё печальней. Весной с шахты сократили около 400 работников, примерно три сотни оставшихся поддерживают жизнедеятельность предприятия. По решению арбитражного суда долги по заработной плате и расчётным уже сокращенным работникам перенесены в пятую очередь выплат, поэтому задолженность висит с марта. Зарплату действующим работникам платили более-менее до осени. В октябре, когда стали копиться долги, часть работников села по ст. 142 ТК РФ до полного погашения. Средства тут же нашлись, люди вышли на работу. Но в ноябре Ростехнадзор приостановил работу и так фактически неработающей «Алексиевской» на 90 суток — за опасные нарушения.

Токсичная шахта

Арбитраж Кемеровской области признал банкротом и ввёл конкурсное производство в отношении АО «Разрез Инской». Предприятие работает в Беловском районе с 2011 года. В 2016 году шахта стояла из-за геологических проблем. На тот момент выручка компании с 1,07 млрд. рублей упала до 237 млн. рублей. В том же году было возбуждено дело о банкротстве, в апреле 2018 года на предприятии введено внешнее управление. Летом текущего года на шахте начато конкурсное производство.

С 2016 года «Разрез «Инской» как пострадавшая сторона фигурирует в уголовном деле о вымогательстве контрольного пакета акций, который оценивается в 1 млрд. рублей. Фигурантами по делу проходят несколько высокопоставленных чиновников из команды экс- губернатора Тулеева, в том числе, связанный с «Заречной» Щукин.

Вообще, множество людей, так или иначе причастных к «Инскому», находятся под следствием или уже осуждены. В январе 2020 года Центральный районный суд Кемерова признал виновным в мошенничестве бывшего главу комитета по управлению госимуществом (КУГИ) Кемеровской области Александра Решетова, который якобы контролировал благотворительный фонд «Милосердие». (Также фигурирует в уголовном деле о вымогательстве).

В январе начался процесс по уголовному делу в отношении экс-главы департамента угольной промышленности Евгения Хлебунова, по версии следствия также причастного к деятельности «Милосердия».

В феврале 2020 года Тверской суд Москвы арестовал на два месяца бывшего акционера «Разреза «Инского» Илью Гаврилова, его обвиняют в многомиллиардном мошенничестве. Гаврилов владел шахтой в партнёрстве с миллиардерами из списка Forbes Гаврилом Юшваевым и Давидом Якобашвили. В тот же период собственником «Разреза «Инской» объявил себя учредитель Новокузнецкой федерации бокса Александр Терешенков.

В настоящее время под угрозой сокращения находятся около 750 горняков «Инского».

«Ну, хоть задолженности по зарплате нет…»

Киселевское ООО «Шахтоуправление «Карагайлинское», признанное банкротом в сентябре этого года. Компания прекратила добычу и уже уволила половину из 900 с лишним работников. В декабре на предприятии останется не более 200 человек для нужд жизнеобеспечения.

Учредители компании ООО «Технология Добычи» (98,97%) и Павел Савкин (1,07%), которому, в свою очередь, принадлежит 99% «Технологии Добычи», а также главный кредитор «Газпромбанк» решили, что их компетенций не хватает для развития предприятия. Сейчас идет поиск покупателя на банкротный актив. Но профильные игроки не спешат приобретать проблемное предприятие из-за многомиллиардной задолженности, накопленной со времён строительства шахты и обогатительной фабрики.

Ценный момент: задолженности по заработной плате на предприятии нет, сокращения и увольнения работников идут в плановом режиме.

Разрез «Краснобродский Южный» признан банкротом в 2019 году. В настоящее время учредителем компании числится ООО «Редвейд». В свою очередь, 69% «Редвейда» принадлежит ООО «Краснобродский Южный», остальные доли — кипрскому офшору Wolater Investments Ltd.

Изначально активом владели известные банкиры братья Дмитрий и Алексей Ананьевы, управленцы Промсвязьбанка и банка «Возрождение». Широким жестом они кредитовали «Краснобродский» на 50 млн $.

А в 2017 году Альфа Банк предоставляет разрезу кредит в сумме 140 млн $ под обременение долей участия, который подвисает, что и приводит к банкротству угледобывающего предприятия.

Коммунист. Миллиардер. Эксплуататор

Банкротное ООО «Ровер» с 1999 года ведет добычу угля в Кемеровском районе, но зарегистрировано в Республике Алтай. По данным ЕГРЮЛ, 50% долей предприятия принадлежит предпринимателю Тимуру Цориеву, 1% — его дочери Нине, 49% — в собственности самого общества.

Цориев — фигура неоднозначная. Друг Тулеева. Идейный коммунист-миллиардер. В 1997 году банкир прибыл в Кузбасс из соседнего Алтая, где его имя связывают с деятельностью скандально известного коммерческого банка «Горный Алтай». В начале 90-х московский филиал кредитного учреждения построил одноименную финансовую пирамиду и собрал с населения под обещание высоких процентов несколько десятков миллиардов рублей, а в 94-м обанкротился. Почти одновременно в Кузбассе начал действовать банк «Тайдон», принадлежащий Цориеву.

Банкир быстро подружился с областными властями, да так, что стал обслуживать счета администрации и крупных предприятий региона. А в конце 90-х добился получения шести лицензий на разработку угольных недр Кузбасса. Так началась история разреза «Ровер».

В отличие от большинства угледобывающих компаний Кузбасса, два десятка лет «Ровер» не участвовал в социально-экономическом партнерстве, не занимался рекультиваций земель, а работникам платил крайне низкую зарплату. Практически ежегодно на Цориева и его топ-менеджеров заводили дела. К примеру, в 2014—2015 годах руководство компании, действуя в личных интересах, не перечислило в бюджет почти 6,7 млн. рублей налогов на доходы физических лиц, хотя НДФЛ своевременно исчисляли и удерживали с фактически выплаченных работникам доходов.

Банкротство на «Ровере» идёт с 2016 года. В марте 2018 года на предприятии введено внешнее управление. При этом основным кредитором «Ровера» является его основной собственник Тимур Цориев, чьи требования были включены в реестр в сумме 1,161 млрд. рублей. Еще около 70 млн. рублей «Ровер» задолжал по налогам. Для исполнения обязательства перед кредиторами должник передал им в залог различное недвижимое имущество, ФНС, в частности, два земельных участка и ангар площадью 2,2 тыс. кв. метров. Сам (у себя) Цориев получил в залог несколько объектов недвижимости и 4 лицензии на добычу угля в Кемеровском районе.

В настоящее время «Ровер» работает в прежнем режиме. По словам работников, «на промплощадке хозяйничают чеченцы — им зарплаты выплачиваются в срок и существенно выше, чем местным». О сокращениях работников пока речи не идёт.

Сможет ли кузбасский рынок труда «переварить» такое количество безработных шахтёров? Опыт полысаевских сокращенцев говорит — нет. Многие бывшие зареченцы и алексиевцы до сих пор не нашли достойной работы, перебиваются случайными заработками. Анонсированных властями тысяч вакантных мест в реальности не существует. Действующие угледобывающие предприятия Кузбасса ввели моратории на приём новых работников. Как заявляют в углехолдингах, «мера вынужденная, предпринятая в условиях кризиса в угольной отрасли и пандемии коронавируса».

Владислав Понкратов

© ВашГород.ру

Источник фото: depositphotos.com
 3 266
 4

Комментарии

это к тому, что нам власти говорят о налогах от отрасли
они их может и платят, но не у нас
а тому же ленинску остается только испорченная экология
В СССР вся промышленность работала согласно планированию. Основная часть выпускаемого товара, продукции, сырья использовалась у себя в стране, или же в странах социалистического содружества, входящих в СЭВ или вставших на путь соц развития. Средства на социалку выделялись по закону, согласно плану, а не по желанию толстосума-частника, как и реализация продукции. И не жалкие крохи от выплачиваемых микроналогов. Не от остатков от приобретения гигантских яхт, самолетов, дворцов, зарубежных футбольных команд.
И еще можно добавить, что, руководство страны, как-то умудрялось заставить себя уважать другие страны, находить точки соприкосновения в области экономики, науки. А сегодня наши вожди умудрились расплеваться со всеми, разрушить все отношения, развалить все, при этом придворные крикуны что-то постоянно вякают про вину СССР. Со времен Мишки-меченого, Борьки-алкоголика, повесили на нас все долги со времен царя Гороха и выплачивают их, ущемляя нас, народ. И на сегодняшний день идет прощение долгов разым банановым республикам, уровень жизни в которых постепенно обгоняет наш. Наши деньги, не спрашивая нас, тратят на восстановление экономики и инфраструктуры других воюющих стран.

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти на сайт.


Авторизация