Русские идут

 2262
 0


Русские идут — но это неожиданные завоеватели, которых встречают гостеприимно, пишет на страницах The New York Times Кристия Фриленд, редактор агентства Reuters. «Это не „товарищи“ времен холодной войны, мечтавшие о геополитическом господстве, и не олигархи первой волны с сокровищницей природных богатств. Эти русские предлагают покорить новые горизонты мира — интернет — и держатся не менее самоуверенно, чем их предшественники», — поясняет она.

Громкий дебют «Яндекса» на фондовой бирже Nasdaq возвестил, что Россия — потенциальная технологическая сверхдержава. «Гугл» — отличная компания, но мы лучше", — заявил в интервью директор «Яндекса» по технологиям Илья Сегалович. «В России масса талантов, она заслуживает своей технологической компании мирового уровня», — сказал глава «Яндекса» Аркадий Волож.

Самый перспективный в данный момент инвестор Кремниевой долины — не венчурный капиталист с Сэнд-Хилл-роуд, а москвич Юрий Мильнер, считает автор. Благодаря тому, что он рано и активно поддержал Facebook и Zynga, Мильнер оказался в списке миллиардеров Forbes, а его имя носит некая стратегия инвестиций. В начале текущего года фонд General Atlantic вложил 200 млн долларов в «Лабораторию Касперского». «Это одна из самых громких иностранных прямых инвестиций в российскую технологическую промышленность, она готовит почву для еще одного IPO российских технологических компаний через 3-5 лет», — говорится в статье.

По мнению автора, все вышеперечисленное — хорошие новости для Кремля, особенно для президента Медведева.

«И все же, даже если вы не уставший от жизни славянин, есть причины гадать, сумеет ли Россия покорить интернет», — пишет автор. «Арабская весна» продемонстрировала, что старые диктаторы несовместимы с новыми медиа. В Китае страх перед «тунисской заразой» побудил власти «не просто заблокировать поиск по словам „жасминовая революция“, но и запретить торговлю цветами жасмина», — утверждает автор. Поэтому многие гадают, способны ли авторитарные режимы терпеть вольномыслие, необходимое для интернет-инноваций.

Впрочем, Путин «в своей гениальности изобрел форму правления, которую можно назвать «облегченный авторитаризм», полагает автор. Он осознал, что государству достаточно «контролировать массовые СМИ, формирующие общественное мнение. В России это телевидение. По радио, в газетах для элиты и в интернете интеллигенция может говорить практически все, что заблагорассудится», — говорится в статье.

Фриленд ссылается на недавнюю статью Валерия Панюшкина в The New York Times: он написал, что главная проблема — не убийства журналистов, а то, что журналистов игнорируют. «Кремль заключил похожую сделку с олигархами: им позволено быть богатыми, если только они не пытаются влиять на управление страной», — пишет автор. Возможно, российскую технологическую элиту устраивает это хрупкое сочетание личной свободы с богатством.

Какую реакцию вызвал этот материал?

Наш канал в Telegram: @novokuznetsk_news
Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это быстро и анонимно.