Школьники на переменах едят "всякую дрянь"

На переменах дети, как накануне выразился руководитель Роспотребнадзора Геннадий Онищенко, едят «всякую дрянь». В качестве разумной альтернативы фастфуду главный санврач страны упомянул московский эксперимент с «индустриальным» (в простонародье — «бортовым») питанием. Вот только что будут есть школьники в пилотных столовых, до сих пор остается загадкой.

«Никто не ел: комментировать нечего»

Столичный департамент образования объявил о начале реформы школьных столовых еще до подведения итогов торгов. О том, что детей будут кормить разогретой едой из контейнеров по принципу бортового питания, Москва узнала в июле. В сентябре эксперимент должен был стартовать в Юго-Восточном и Северном округах. А в январе — в Центральном, Северо-Восточном и Северо-Западном.

По осторожной оценке директора школы ЮВАО № 481 Вадима Андрюшина, «пока плохо проходит эксперимент». «На всем юго-востоке, — уточнил он, — вчера была проблема: не завезли питание. Сегодня с утра привезли, но возникла другая беда: нет посуды. Старую забрал комбинат „Московский школьник“, а новую нам не доставили. И на всю школу мы по-прежнему не можем обеспечить питание».

Так что о вкусовых качествах провизии Андрюшин может судить только по воспоминаниям: «мы пробовали, когда мы были на семинаре директоров. Вроде было вкусно. Все остались живы». Школьное меню еще не утверждали. Единственное, что сейчас известно на 100%, так это то, что детям будут предоставлять по две комбинации блюд на выбор. Все они, по словам Андрюшина, взаимозаменяемы и, как ему говорили на курсах, сбалансированы по содержанию витаминов и микроэлементов.

Более того, руководство комбината питания «Конкорд», выигравшего тендер на поставку провианта в 286 столичных школ, утверждает, что готовая продукция может храниться в термобоксах до 20 суток — без консервантов. Вопрос, насколько в действительности полезна такая продукция для детей, мы адресовали начальнику отдела по организации санитарного надзора по гигиене детей и подростков РоспотребнадзораСемену Плаксину (именно эта служба должна согласовывать рецептуру блюд в школах и детсадах). В ответ услышали следующее: «По поводу технологий лучше обратиться к самим производителям, не ко мне. В Москве еще никто не ел — что комментировать? Вот 1 сентября дети пойдут в школы, начнут их кормить, тогда и посмотрим».

Однако 1сентября (а в некоторых случаях и 2-го) «Конкорд» еду до детей так и не довез. Не самое многообещающее начало для столь значительного со слов чиновников проекта: малышей просят приносить сухие пайки из дома. Ситуация со сбоем в поставках школьного питания, по обещанию замглавы департамента образования Москвы Михаила Тихонова, прояснится ближе к вечеру пятницы.

«Поставщик пока не справляется со взятыми на себя обязательствами, но предпринимает все необходимые меры», — заверил он корреспондента «Росбалта», добавив, что в отношении «Конкорда» ведется «претензиозная работа в соответствии с контрактом».

Судя по опыту предыдущих клиентов компании, претензий будет немало.

Первый блин комом

Технологии вакуумной упаковки, которые позволяют «Конкорду» гарантировать длительную сохранность обедов без заморозки, судя по всему, нашли успешное применение и в информационной сфере. О том, что этот ультрасовременный комбинат был замешан в скандале с отравлением двухсот курсантов МЧС на Урале, о том, что еще раньше от его услуг отказались экспериментальные школьные столовые Санкт-Петербурга, в Москву просочилось всего несколько новостей.

«Сначала все шло замечательно: и культура обслуживания на высоте, и санитарно-эпидемиологические требования выполнялись, и еда была вкусной. Но буквально через два месяца положение изменилось, — рассказала „Росбалту“ директор санкт-петербургской гимназии № 171 Тамара Кибальник. — Хоть нас и убеждали, что технология приготовления осталась прежней, супы стали безвкусными, жидкими, порции и ассортимент — маленькими. Вместо творожных запеканок появились мучные, вместо натурального мяса, которое нам демонстрировали во время ознакомительной экскурсии по комбинату, — печенка и котлеты».

В 171-й гимназии никогда не было собственной кухни: до «Конкорда» ее учеников кормил комбинат школьного питания «Рождественский». А это жидкие похлебки в цистернах и остывшие макароны в жестяных баках. Так что где-где, но здесь идею опробовать высокие технологии восприняли как нельзя лучше.

«Мы все радовались: и дети, и родители, и учителя. Порции были и большие, и вкусные, и дешевые. За 50 рублей можно было вполне достойно поесть, — продолжила собеседница агентства. — Для малоимущих — бесплатное комплексное питание. Остальные выбирали меню по своему усмотрению. На завтрак: и запеканка, и пирожки (их, правда, надо есть сразу: после второго разогрева они дубеют), и каша, и омлет — да, вы знаете, такой пышный! Очень сытные, густые, наваристые были супы. И мясные (но почему-то без мяса), и рыбные, и овощные. Было разнообразие, а потом все стало постепенно исчезать. Только цены росли».

С обслуживанием, по словам Кибальник, тоже не заладилось. Наймом персонала занимался «Конкорд». Приветливых сотрудников раздаточного пункта, которые были приятным бонусом к договору, быстро заменили другими — помрачнее. За ними пришли третьи и четвертые. Началась текучка. «Все стали возмущаться. У меня в начальной школе работает вторая экспериментальная площадка — целевая столовая. Так вот даже учителя начали туда бегать», — вспоминает Кибальник.

По ее словам, директора пилотных площадок не раз приглашали проверяющих из «Конкорда» посмотреть на оскудевшие раздаточные, созывали городскую комиссию по образованию, пытаясь пронять предпринимателей коллективными жалобами. Но все без толку.

Кибальник не отрицает: «были и плюсы». Система оплаты заказов пластиковыми картами исключала обмен микробами посредством наличных денег. «В остальном, — сожалеет директор гимназии, — они не выдержали марку. Год мы продержались. А с 1 сентября опять вернулись к комбинату „Рождественскому“. На него централизованно перевели все школы, которые работали с „Конкордом“. Дай бог, у вас все получится».

«Возможно, — подбадривает она москвичей, — первый блин просто был комом. Плохо только, что его пришлось пробовать детям».

Примечательно, что в ближайшем будущем столица не будет отказываться от бумажных купюр — т. е. от единственного минуса, который новая система стопроцентно в состоянии устранить. Как уточнил директор школы № 481 Вадим Андрюшин, «карточки планируется вводить постепенно, без резкого перехода». «Учителя и школьники пока к ним не привыкли, — отметил он. — Но я не думаю, что с этим возникнут проблемы: дети быстрее нас научатся».

Качество должны контролировать дети

«Я ничего не имею против этой системы, но я не очень понимаю, почему весь эксперимент сосредоточен на одной компании, — прокомментировал ситуацию президент региональной общественной организации содействия защите прав детей „Право ребенка“, член Общественной палаты РФ Борис Альтшулер. — Если бы школы могли выбирать между поставщиками и отдавать предпочтение лучшему, все было бы иначе. А в данном случае мы имеем дело с монополистом. Работать совсем не обязательно, когда есть такой контракт».

Правозащитник считает, что с особенностями организации питания в московских школах впору ознакомиться следователям прокуратуры. «Необходимо, — подчеркнул он, — проверить, каким образом департамент образования заключил договор с „Конкордом“. Кроме того, эта компания уже нарушила обязательства и не поставила продукт, а это основания для расторжения контракта. Причем немедленного».

По мнению Альтшулера, «система питания детей в школах должна быть организована принципиально иначе». «В выборе поставщика обязательно должны принимать участие родители и сами дети. Это просто. Нужно сделать электронные карты, — пояснил он, — с помощью которых школьник мог бы заранее формировать собственное меню — заказывать в терминале то, что бы он хотел съесть через, скажем, два дня. При этом выбирать он должен из товаров нескольких фирм, с которыми у школы заключены договоры. Важно, чтобы их доход зависел от того, насколько качественный продукт они предлагают».

К аналогичной точке зрения склоняется коллега Альтшулера, член ОП РФ Олег Зыков. «Главное — что будет внутри этих контейнеров. Если будет качественная пища, если она будет соответствовать утвержденным нормам, в том числе и калорийным, и при этом гарантированно не будет инфицирована, не будет приготовлена на грязной кухне, как сейчас это бывает в некоторых школах, то, на мой взгляд, все должно сложиться хорошо», — отметил он.

«Но, — уточнил Зыков, — в той степени хорошо, в которой качество этих продуктов будет прозрачно для широкой публики. Очень легко в эти контейнеры запихать всякую дрянь, а потом не понимать, откуда что взялось. Вопрос в том, кто заинтересован в контроле. В данном случае такие есть — это мамы и папы. А значит нужно продумать процедуру оценки качества питания с точки зрения того, как включить в этот процесс элемент родительского надзора».

В особенности учитывая тот факт, что, как сообщили «Росбалту» в НИИ питания РАМН, компания «Конкорд» до сих пор не предоставила образцы продукции для лабораторных исследований. «Там, где у нас хранятся все подобные запросы, запроса от этой компании нет», — констатировали в НИИ, осмотрительно предположив, что «возможно, он лежит в другом месте». Отметим, от официальных комментариев специалисты института пока отказываются.
Дарья Миронова
Источник: РОСБАЛТ
 2 425