«В Академгородке работать интереснее, чем в столице» – молодые учёные Новосибирска рассказали о себе и о новых исследованиях

 3801
 3

В начале ноября учёные Академгородка и всей России отметили свой профессиональный праздник — Всемирный день науки. Вот только настроения в Новосибирском научном центре трудно назвать по-настоящему праздничными.

В октябре председатель Сибирского отделения РАН академик Александр Асеев призвал остановить пагубную реструктуризацию научных организаций в стране. А в ноябре заявил, что реформа РАН за три года не привела к положительным изменениям, более того — во многих направлениях науки ситуация заметно ухудшилась.

ВашГород.ру поговорил с молодыми учёными Новосибирска о том, как они работают в непростое время реформ, какие планы строят на будущее и какими научными достижениями гордятся.

Иван Амелин, младший научный сотрудник лаборатории математического моделирования волн цунами Института вычислительной математики и математической геофизики СО РАН

О своей работе

Я занимаюсь изучением природных катастроф. Это не только цунами, но и воздействие комет, вспышки солнечной активности.

Выбросы на Солнце могут приводить к серьёзным последствиям. Если вспышка слабая, страдают люди, ухудшается самочувствие. Если сильная — поток частиц проходит в магнитосферу, которая защищает нашу Землю, попадает в крупные электроустановки, в трансформаторы, и может их сжечь. А энергосистемы у нас сейчас централизованные, и если выйдет из строя центральная установка, пострадает много людей.

Метеориты — тоже важная тема для изучения. В конце августа астрономы засекли астероид диаметром 50 м, который пролетел в 80 тысячах км от Земли. Это очень близко, ближе Луны, и теоретически он мог с нами столкнуться. Заметили за пять часов, и за это время мы должны были рассчитать, что произойдёт, если это случится. Очень актуальная тема сегодня.

О реформе в науке

Работать сейчас однозначно сложнее. Хотелось бы планировать какие-то долгосрочные мероприятия — но неизвестно, какие нововведения появятся, какие отчёты. У меня в данных момент работы над активными грантами нет, но от коллег я слышу постоянно: бумаг стало намного больше. Учёные вынуждены отвлекаться на административную работу, отрываться от процесса исследований. Скорость получения новых знаний снижается.

ФАНО может потребовать: спланируйте количество публикаций за два-три года вперёд. А наука — это такая вещь, когда ты даже за год не всегда можешь спланировать. Мы исследуем природу, а природу не заставишь делать так, как хотят чиновники. А ещё бывает, люди много лет пишут одну статью, она выходит — и на неё ссылаются тысячи. И открывается новое направление в науке.

Об атмосфере Сибири и Академгородка

Я поработал в Подмосковье, и Сибирь мне намного интереснее. Здесь у меня много деловых контактов, много научных задумок. Мне нравится регион — я здесь родился и хочу его продвигать, потенциал здесь большой.

В Новосибирске учёных уважают, но в стране сейчас эта профессия не особо в цене. И нужно поднимать её престиж, заниматься образованием. Методов много, и один из них — создавать экскурсии к интересным объектам. Чтобы люди не просто отдохнули, но и получили интересные знания. Взять метеоритные кратеры — у нас в стране есть ряд очень живописных кратеров, которые можно использовать для внутреннего туризма.

О фестивале науки в Новосибирске и роли высшего образования

Фестиваль наук Eureka! Fest у нас замечательный. Молодцы организаторы, не знаю, есть ли что-то подобное в других городах. Собрали лекторов, которые отлично владеют информацией, могут хорошо и интересно рассказать. Я сам посетил несколько лекций — удачное место, и темы злободневные. Очень рекомендую!

Когда я сам ещё учился, высшее образование ценилось очень высоко, даже больше армии. Я любил естественные науки больше, чем гуманитарные, тянулся к ним. Уже по мере учёбы интерес возрос, заинтересовался экологией — эта тема у нас в Новосибирске тоже актуальная.

Высшее образование нужно иметь, чтобы иметь свою точку зрения. Не ориентироваться на кого-то, а самому всё проверять.

Наталья Басова, кандидат исторических наук, младший научный сотрудник Института археологии и этнографии Сибирского отделения РАН

О себе и своём пути в науку

Для студентов-историков, как правило, после завершения обучения на первом курсе проводится археологическая практика. После неё я и решила связать свою судьбу с археологией. Поставила себе задачу — поступить в аспирантуру. Один из самых крупных Институтов по подготовке учёных-археологов находился в Новосибирске, туда после окончания истфака бывшей Кузбасской педакадемии я и поступила. В науку я пришла осознанно и пока уходить из этой сферы не планирую.

О своей работе

Специальность «археология» — очень занимательная. Сотрудники нашего института проводят экспедиции в разных уголках нашей планеты. Я принимала участие и была руководителем археологических отрядов, работавших в Западной и Восточной Сибири, на Алтае (горном и степном). Вот и в данный момент я провожу археологическую разведку в Горной Шории.

После работы «в поле» археолог обрабатывает полученные материалы уже в кабинете. Эта работа не менее интересна, чем непосредственно раскопки. Здесь, на основе обнаруженных артефактов, учёные воссоздают канву событий прошлого. Кроме работы с артефактами, в осенне-зимний период научные сотрудники-археологи проводят конференции, семинары, симпозиумы, заседания научных отделов и т. д.

О положении в науке и современной истории

Относительно реформ ничего сказать не могу. У нас в археологии всё пока идёт, как говорится, путём.

В истории всё сложнее. Когда искажаются исторические факты — это, конечно, плачевно, я бы сказала, даже где-то преступно. Всё-таки очень хочется, чтобы в школах преподавали детям истинную историю, а не чьи-то выдумки и домыслы. И это касается не только школы и детей, а всего мирового сообщества в целом.

В наше время многие исторические события в угоду тем или иным интересам получают совершенно невероятную трактовку. К счастью, археология намного удалена от современности, и исторические выдумки — это зло, с которым прежде всего сталкиваются учёные, занимающиеся письменной историей.

О научных достижениях Новосибирска

Сотрудники нашего Института ежегодно проводят многочисленные экспедиции как в стране, так и за рубежом. Что касается Сибири, то интересные, масштабные и подчас даже сенсационные находки происходят из таких памятников, как Афонтова гора (Красноярск), Денисова пещера (Горный Алтай), Тартас (Новосибирская область), Танайский археологический микрорайон (Кемеровская область) и других.

И хотя раскопки в них начались задолго до нашего времени, памятники до сих пор приносят всё новые и новые уникальные находки, способные помочь нам приоткрыть дверцу в прошлое.

Наталия Ничай, врач сердечно-сосудистый хирург кардиохирургического отделения врожденных пороков сердца, младший научный сотрудник Центра новых хирургических технологий Новосибирского НИИ патологии кровообращения имени академика Е.Н. Мешалкина

О себе и своей работе

Я хотела быть врачом-кардиохирургом именно в этой клинике, в этом институте. А здесь наука сопутствует деятельности любого врача. Наша практическая деятельность отталкивается от результатов научных исследований, это позволяет постоянно совершенствоваться.

Я не ставила перед собой конкретной задачи — стать учёным. Скорее, это то, что сопровождает мою работу в клинике. У меня строгий распорядок рабочего дня: вся первая половина дня посвящена моим маленьким пациентам — это операции, различные хирургические процедуры, перевязки… А вот вторая половина дня целиком отдаётся науке.

Моя специализация — «сердечно-сосудистая хирургия». Мы работаем с детьми от рождения и до 18 лет с самыми различными врождёнными пороками сердца. И каждый порок сердца в различном возрасте требует индивидуального подхода в лечении. Поэтому нам так важно, чтобы наши решения и выбор тактики были научно обоснованы.

О положении в науке

Мне сложно сравнивать наше положение с другими институтами. У нас в НИИ им. Мешалкина наука активно поддерживается руководством. Для реализации наших идей мы сотрудничаем с научными фондами, участвуем в конкурсах для получения грантов. Моя команда не раз становилась победителями конкурсов молодых учёных.

После реформы РАН бумажной работы стало заметно больше. Стало больше отчётов, финансовой документации, усложнились требования к их оформлению. Работу это однозначно не облегчает — то, что я раньше делала час-два, теперь занимает намного больше времени.

С другой стороны, такое ужесточение требований, строгий контроль, может, и к лучшему. Подробная финансовая отчётность позволяет знать, на что идут деньги, посмотреть, как реализуется проект. Я думаю, такие нововведения всё же имеют смысл.

Об атмосфере Академгородка

В Новосибирске очень благотворная почва для науки. Наверно, это влияние Академгородка, его удивительной атмосферы, обстановки. Ощущение, что и в Новосибирске, и в Академгородке к учёным относятся лучше, чем в других регионах, более достойно. Я могу сравнивать — я приехала сюда из Центральной России, и поверьте — там немного другое отношение к людям науки. Немного скептическое, что ли…

О научных достижениях Новосибирска

В Новосибирске большое количество рейтинговых институтов, занимающих передовые позиции в своей области. «Клиника Мешалкина» — один из таких. Результаты исследований, проводимых в нашем институте, регулярно публикуются в зарубежных журналах и представляются на международных симпозиумах и конференциях самого высокого уровня.

У нас в Центре новых хирургических технологий совместно с лабораторией биопротезирования идёт активная работа по разработке новых клапаносодержащих протезов для хирургического лечения сложных врождённых пороков сердца. Проводится интересное исследование по защите внутренних органов во время кардиохирургических операций, когда необходима длительная остановка сердца. Есть очень перспективные наработки по использованию роботизированной хирургии.

Продолжается работа по исследованию терапии и хирургической коррекции коарктации аорты. Можно подумать, что это известный врождённый порок сердца и уже много исследований по этому вопросу, но все равно есть тонкости лечения, которые требует непрерывного изучения.

Да все исследования важны! Они, может, и не гремят, как Нобелевская премия, но они влияют на дальнейшую судьбу пациента. Они спасают жизнь.

© ВашГород.ру

Какую реакцию вызвал этот материал?

Наш канал в Telegram: @novokuznetsk_news
Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это быстро и анонимно.