Что будет, если взорвется печь, выплавляющая ферросиликомарганец, рассказали специалисты

Для информирования новокузнечан о новом ферросплавном производстве редакция газеты «Кузнецкий рабочий» и пресс-служба ООО «УК «СГМК» в течение трех недель принимали вопросы, касающиеся строительства в Новокузнецке предприятия по производству ферросиликомарганца.

Эта тема вызвала широкий общественный резонанс. На вопросы новокузнечан ответил управляющий директор ООО «СГМК-Ферросплавы» Игорь Обриев.

Антон Рябцев, студент:
— Где находится «литейка» в сравнении с мартенами и домнами? На расстоянии 500 метров от жилых домов нельзя строить никакие производства! Назовите документ, который разрешает такое опасное соседство.

— Литейный цех, где реализовывался проект ферросплавного производства, расположен в Центральном промышленном узле г. Новокузнецка в утвержденных границах санитарно-защитной зоны. В соответствии с санитарными правилами и нормами СанПиН 2.2.½.1.1.1200-03 «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов» для производств как бывших ОАО «НКМК» и ООО «Сталь НК», так и ООО «СГМК-Ферросплавы» предусмотрен размер санитарно-защитной зоны — 1000 метров.
Расстояние от здания мини-ферросплавного завода до жилой застройки составляет: в северо-восточном направлении — 2,5 км (ул. Дозовская); в восточном направлении — 1,6 км (ул. Фестивальная); 1,5 км (просп. Строителей); в юго-восточном направлении — 1,5 км (просп. Пионерский); в южном направлении — 2,8 км (ул. Тушинская); в юго-западном направлении — 1,8 км (частный сектор Куйбышевского района г. Новокузнецка, ул. Луганская). К северу и западу от территории завода на расстоянии 5 км жилая застройка отсутствует.
Расчётная концентрация по марганцу и его соединениям в ближайшей жилой застройке (1,5 км) составит 0,44 ПДК (при норме в единицу), то есть значительно ниже концентрации, не оказывающей в течение всей жизни прямого или косвенного неблагоприятного действия на настоящее или будущие поколения, не снижающей работоспособности человека, не ухудшающей его самочувствия и санитарно-бытовых условий жизни.

Пётр Викторович Шестопалов, ветеран труда:
— Почему вы говорите, что это не строительство и что проект реализовывался в результате технического перевооружения цеха?

— Проект реализовывался в строгом соответствии с Градостроительным кодексом РФ, где четко разграничены эти понятия: новое строительство, реконструкция и техперевооружение.
Литейный цех бывшего КМК — здание, которое мы не перестраивали. Фундаменты, металлический каркас — колонны, балки, фермы — остаются без изменений. Не изменяются и параметры объекта капитального строительства — высота, количество этажей, площадь, объем. Мы укрепили здание, выполнив мероприятия по экспертизе строительных металлических конструкций, а также выполнили комплекс мероприятий за счет внедрения более совершенной технологии и средств в управлении производством, монтажа высокоэффективных природоохранных объектов. Морально устаревшее оборудование, не участвующее в производственном процессе (по проекту), демонтировали. Когда-то здесь стояла мартеновская печь, в последнее время работало 2 электросталеплавильные печи, 3 вагранки, 5 барабанных сушил и т. д. При всем при этом в цехе не было ни одной газоочистки. Все выбросы напрямую уходили в атмосферу Новокузнецка. Вместо отслужившего свой срок оборудования мы установили современные сертифицированные агрегаты вместе с мощными очистными сооружениями. Причем мы устанавливали не простые газоочистки, а наилучшие, с точки зрения существующих технологий. Обычно собственник вкладывает в природоохранные мероприятия, в том числе и в очистные сооружения, 20-30 процентов от стоимости всего проекта. СГМК уже инвестировала в экологическую составляющую проекта 50 процентов от общих затрат, а это более 1 миллиарда рублей.
Должен вам сказать, что за последнее время на предприятии прошли многочисленные проверки разных инспектирующих организаций, в том числе инспекции государственного строительного надзора Кемеровской области. У нас есть акт, в котором говорится, что выполняемые строительно-монтажные работы относятся к категории техперевооружения, а не нового строительства.

Илья Потапов, студент:
— Это химическое производство? Какие агрегаты, в сравнении с заводом «Кузнецкие ферросплавы», по мощностям установлены на

производственной площадке?

— Производство ферросплавов — металлургический процесс. Металлурги, в том числе и кузнецкие, используют эту легированную добавку для повышения качества стали на протяжении многих десятилетий. Потому что без ферросплавов невозможно выплавить никакие ответственные марки стали.
Ферросиликомарганец — ферросплав. Его получают в результате восстановительного процесса в электрических руднотермических печах из концентрата марганцевой руды, кокса, кварцита и доломита, то есть фактически ферросиликомарганец — это сплав железа, кремния и марганца. Восстановителем является каменный уголь, которым богат Кузбасс.
В своем производстве мы планировали использовать концентрат, полученный из марганцевой руды Селезеньского месторождения (Таштагольский район).
На участке по производству ферросплавов смонтирована плазменная печь, введенная в строй в 2009 году и спустя 6 месяцев остановленная из-за строительных работ в цехе, четыре рудовосстановительные печи в настоящее время еще не достроены.
Электрическая мощность установленных на нашем предприятии электропечей сравнима с электрической мощностью полутора печей цеха № 2 завода «Кузнецкие ферросплавы», причем выбросы от этих электропечей в атмосферу на заводе «Кузнецкие ферросплавы» значительно выше, чем на электропечах ООО «СГМК-Ферросплавы». Всего же в ОАО «Кузнецкие ферросплавы» работает 3 цеха, в которых в общей сложности действует 15 печей. Печи в цехах № 1, 3 — устаревшей конструкции, с большими проблемами по экологической безопасности, особенно закрытые печи цеха № 3.
Стоит также понимать, что мы планировали выпускать ферросиликомарганец, а завод «Кузнецкие ферросплавы» выпускает ферросилиций, это абсолютно разные продукты, они кардинально отличаются по своим характеристикам и области применения.

Ольга Рябцева, бухгалтер:
— «ВКонтакте» активист группы против завода Денис Цепов после экскурсии на производство пишет: «Завод готов приблизительно на 95 процентов. Готовы три рудовосстановительные печи с футеровкой, одна качающаяся без футеровки. Она больше всего мои подозрения вызывает. Отсутствие футеровки не означает того, что там не могли проводиться плавки». Скажите, пожалуйста, что такое эта футеровка, и может ли печь работать без нее?

— Футеровка — это защитный слой печи, обеспечивающий необходимый температурный режим протекания технологического процесса выплавки. Очевидно, что без футеровки ведение какого-либо процесса выплавки невозможно. Печь, про которую говорит Денис Цепов, не только не имеет футеровки, у нее нет и трансформатора. А если нет трансформатора, то нет и тепла дуги, которая необходима для процесса плавки. Температура горения дуги — 6 тысяч градусов. Температура в реакционной зоне — 3000 градусов. Температура расплава — 1650 градусов. Температура плавления железа — 1530 градусов. Вес футеровки печей — от 260 до 450 тонн. Футеровка необходима для сохранения кожуха от прогорания.
Насколько я знаю, Денис Цепов, на которого вы ссылаетесь, работал какое-то время на Гурьевском металлургическом заводе. Поэтому он должен понимать, что если включить печь без футеровки, железо, из которого она изготовлена, «поплывет» под воздействием высокой температуры, поскольку печь осталась без защиты. В результате, она будет разрушена. Для следующей плавки придется строить новую печь. Это не пластиковый стакан, из которого выпил сок и выкинул.

Денис Цепов, активист движения против строительства ферросплавного производства:
— Если завод не работал, зачем на шихтовом дворе находится шихта?


— Действительно, в цехе на шихтовом дворе находится 800 тонн концентрата. Дело в том, что марганцевую руду добывают на месторождении Селезень (Таштагольский район). Там же на обогатительной фабрике производят концентрат. И рудник, и фабрика могут работать только в весенне-осенний период.
Концентрат необходимо доставить на производство, где специально построены и оборудованы 10 бункеров. По нормам на предприятии должен быть 15-суточный запас сырья для обеспечения непрерывной работы печей. Так как концентрат производится только с апреля по октябрь, для выполнения производственной программы нужно иметь запас сырья. Эффективность работы цеха и конкурентоспособность продукции значительно ниже без собственной сырьевой базы. Для понимания скажу, что 800 тонн, которые на сегодняшний день лежат в цехе, — это 2 дня работы печей на проектной мощности.

Татьяна Мишина, домохозяйка, мать троих детей:
— Объясните мне, не специалисту в вопросах металлургии, что мы получим на трубе: сколько выбросов попадет в атмосферу?

— Если бы предприятие работало, вы бы даже не увидели дыма или пыли, выходящих из трубы. Настолько мало отходов производства будет попадать в атмосферу. Во-первых, потому что у нас устанавливаются самые эффективные очистные сооружения, которые есть на сегодняшний день в мире. Во-вторых, потому что мы не можем допустить, чтобы ценное сырье выбрасывалось в трубу, мы вернем его в плавку. Выбросы в атмосферу очищены до содержания 20 мг на кубический метр (это фактически чистый воздух).
В дымовую трубу, согласно проектным расчетам, при условии полной загрузки технологического оборудования, в течение года попадет всего 457 тонн. Для сравнения: в 2010 году в Новокузнецке валовые выбросы составили 310969 тонн, один только литейный цех бывшего КМК ежегодно выбрасывал 3271 тонну загрязняющих веществ.

Наталья Былина, активист движения против строительства ферросплавного производства:
— Вы говорите о современном очистном оборудовании. Но мы живем в России, где гарантия того, что кто-нибудь не переключит газоочистку, скажем, на дробилку?

— В проекте устанавливается новейшее оборудование, такое успешно работает и в Европе. Все печи сертифицированы. Более того, каждая печь устанавливается в комплексе с газоочисткой. Это называется блочная схема. Все процессы регулирует умная автоматика. Законодательство РФ и требования инспектирующих и контролирующих органов при производстве ферросплавов обязывают обеспечить эксплуатацию печей только с работающими газоочистными сооружениями. Автоматический режим управления мощностью электропечи и автоматический режим работы газоочистного сооружения связаны между собой. Это означает: при остановке газоочистки отключится электропечь. Для того чтобы электропечь не останавливалась, все неисправности работающего оборудования на газоочистке устраняются без отключения газоочистки посредством переключения очистной аварийной секции на резервную. Для этого на каждой газоочистке предусмотрено семь работающих очистных (рукавных) секций и одна резервная (не работающая в нормальном режиме). Отключить газоочистку технологически невозможно, печь автоматически тоже отключится.

Виталий Орлов, технолог:
— Предположим самое страшное — землетрясение или даже взрыв… Что в этом случае будет с жителями Новокузнецка? Это будет второй Чернобыль?

— Наше производство строилось с учетом сейсмостойкости: оборудование выдержит землетрясение силой 8 баллов. Каждый час печь выдает 6 тонн металла, это меньше одного кубического метра. Предположим, что произошло невероятное и самое худшее — взрыв печи. В этом случае 6 тонн горячего металла выльется на землю вокруг печи и через 10 — 20 минут застынет. Катастрофы при этом не произойдет. Для сравнения, в электросталеплавильном цехе НКМК одномоментно в плавильных агрегатах находится до 200 тонн жидкой стали.

Илья Николаев, слесарь:
— Что даст строительство завода Новокузнецку?

— Строительство участка по производству ферросплавов в Новокузнецке позволит создать более 400 новых рабочих мест со средней заработной платой по основным профессиям 40 тысяч рублей в месяц. Если говорить в целом о проекте, он обеспечит работой 800 человек — новокузнечан и жителей Таштагольского района. Всего эксплуатация мини-завода потребует организацию дополнительных рабочих мест на вспомогательных службах (железная дорога, энергетика) 2100 человек. Таким образом, около 3000 человек могли бы трудиться для обеспечения производства 53 тысяч тонн ферросиликомарганца.
Ежегодно будет перечисляться в бюджеты всех уровней более 250 миллионов рублей.
Кроме того, металлурги Кузбасса смогут уйти от сырьевой зависимости. Сегодня они закупают ферросплавы в Украине, Казахстане, Китае, хотя качество их ниже по фосфору.

Ирина Новикова, предприниматель:
— Если завод все же будет построен, готовы ли вы проводить мониторинг выбросов и быть открытыми для общественности?

— Мы не только готовы, мы это делаем. На выходе из трубы будет установлено специальное оборудование с высокочувствительными датчиками, которые будут фиксировать количество выбросов в атмосферу Новокузнецка. Эти данные сможет посмотреть каждый новокузнечанин в режиме он-лайн, зайдя на экологический сайт компании. В настоящее время такой сайт уже находится в разработке.

 5 628