Шахта глазами "чайника”: спускаемся в недра “Усковской”

Кузбасс — регион шахтёрский, но едва ли каждый второй из нас хоть раз бывал под землёй. Журналист ВашГород.ру заглянула в одну из шахт региона и на собственной шкуре ощутила, чего стоит добыча угля.

Мы отправились на шахту «Усковская», которая входит в «Распадскую угольную компанию» ЕВРАЗа. Путь до неё неблизкий — едем за Ильинку, в Красулинское поселение. Обустраиваемся в большом и уютном шахтёрском автобусе. Полтора часа — и мы на месте. Пока ничего необычного — административное здание из двух этажей, несколько корпусов.

Показав документы и успешно пройдя алкотестер, поднимаемся в актовый зал. Директор шахты Алексей Хабаров рассказывает об успехах компании. Предприятие существует с 2002 года. Ранее на территории располагалась «Ульяновская». На сегодня подняли уже 26 млн тонн угля. Сейчас главная кормилица работников — лава № 50.08. В месяц выдаёт 280 000-300 000 тонн полезного ископаемого («Лава» — участок в шахте, где непосредственно добывают уголь — прим. ВГ).

Директор шахты Алексей Хабаров

Будь ты хоть гений-журналистики-познер-в-третьем-поколении, без техники безопасности в шахту не пустят. Начальник участка «Вспомогательная горноспасательная служба» предприятия Юрий Шевнин предупреждает: на территории шахты и под землёй строго запрещено курить, пить алкоголь, принимать наркотики.

«Шахта — самый опасный производственный объект, где у нас коллективная ответственность. Если кто-то что-то нарушит по незнанию — погибнут все. Дома нас ждут жёны, дети, матери, отцы, поэтому безопасность превыше всего. Видели обелиск, наверное — 10 лет назад у нас произошла трагедия. По числу погибших — нигде в России ещё такого не было. Чтобы более не случилось такого, у нас установлены современные системы. Всё отслеживается в режиме онлайн», — добавляет Юрий Шевнин.

Придётся оставить и всю технику: в шахту можно взять только те приборы, что прошли взрывотехническую экспертизу. А вот без изолирующего самоспасателя вас под землю никто не пустит.

Внутри прибора с помощью химической реакции вырабатывается кислород. В случае аварийной ситуации срываем заглушку, зажимаем во рту трубку и дышим. При движении воздуха в самоспасателе хватит на час, в отсидке — на 5 часов. О том, что что-то пошло не так, вы узнаете либо по мигающему свету головного светильника (он начнёт это делать автоматически), либо по цвету и звуковому сигналу газоанализатора.

В диспетчерской уже интереснее — куча графиков, схем, мониторов. Диспетчеру Вадиму Глушкову непрерывно подают информацию с общих и персональных газоанализаторов. Это данные о нахождении горняков, газовой обстановке, местоположении дизелей, подаче воды, наполнении резервуаров, работе очистного комбайна и так далее.

Также здесь слышны все переговоры по рациям, объясняет заместитель механика участка ВТБ Алексей Прокопенко. Обычно в диспетчерской трудятся женщины (после этой фразы Вадим Борисович укоризненно смотрит на Алексея). Зато у Вадима Борисовича есть опыт работы под землёй, а значит, в случае чего не растеряется.

Подготовка к спуску в шахту. Всех журналистов, даже тех, кто не пойдёт в лаву, просят надеть форму. И тут начинается самое весёлое. Горняцкая одежда — это тебе не джинсы и футболка! Нательная рубашка и штаны, тёплый жилет, плотные и тяжёлые брюки и куртка — как минимум придётся нести пару лишних кило на себе. Продолжают набор сапоги и портянки. На выдаче в довесок получаешь головной светильник, газоанализаторы и самоспасатель. В полной экипировке выглядишь вот так (перчатки пока в кармане).

А вот это газоанализатор.

ПАЗик привозит нас на «Усковскую». Издалека шахта похожа на небольшую одноэтажную постройку.

За стенами нечто напоминающее канатную дорогу и дизельный локомотив. Отдаём технику коллеге и садимся в кабинку.

Изнутри шахта выглядит примерно вот так — металлические остовы, решётка, с одной стороны нечто похожее на ленточный конвейер, с другой — трубы. Всё белым-бело — подумалось даже, что снег. Ан нет — сланцевая пыль. Кабина движется не вниз под прямым углом, а скорее вперёд, немного под наклоном. При этом всё шумит и грохочет, на секунду закрыв глаза, можно представить, что ты в поезде.

В этой почти убаюкивающей обстановке мы проехали 35 (!) минут. Немного сонные, но все ещё желающие воочию увидеть добычу, слезли и прошлёпали до груди забоя. Кстати, дышится под землёй спокойно (видимо, благодаря вентиляции) — сразу и не подумаешь, что стоишь на глубине 250 метров.

Здесь стоит кормилец «Усковской» — комбайн Joy. В длину «зверь» как минимум шесть метров (да простят мне корявый глазомер), невысокий, но внушительный. С большой «пастью» — диск с кучей зазубрин. Не дай бог туда угодить. Специально для нас его запускают и показывают, как пасть отламывает большие пласты угля. Рабочая часть комбайна (та самая «пасть») постоянно орошается водой. На-гора уголь поступает по ленточному конвейеру.

Примерно так выглядит комбайн — фото взяли в интернете.

Атмосфера в шахте не терпит суеты и лишней болтовни. Всё чётко и по делу, капризы оставляем наверху. Под землёй на «Усковской» работают только мужчины: говорят, не все женщины готовы пойти на такой рискованный и тяжёлый труд. С непривычки действительно чувствуешь себя не очень-то уютно, хочется наверх. А уж клаустрофобы-то как бы пострадали… И это мы провели под землёй где-то два часа. Шахтёры же трудятся три через три по восемь часов в смену. Вот и сравните.

Обратно на карету садимся с бригадиром Олегом Москаленко. Форма его запачкана углём, глаза уставшие. Коллеги из Москвы бережно держат на коленях кусочки полезного ископаемого — повезут как сувенир в златоглавую. Снова 35 минут в пути. Уже более-менее понимая, какой ценой даётся уголь.

Но не будем о грустном: после переодевания и мойки всех ждёт вкусный шахтёрский ужин. Столовая небольшая, с телевизором и музыкой.

Есть салаты, компоты, первое, второе, даже мороженое. С виду похоже на студенческую столовую («Но здесь вкуснее» — говорит начальник управления по связям с общественностью Алексей Рябов). Цены демократичные — на 150 рублей можно наесться до отвала.

Так и кончилось наше путешествие: сытые, с морем впечатлений погружаемся в автобус. Полтора часа пути — и мы снова в центре города. Через пару дней, когда эмоции немного ослабеют, можно снова жаловаться на скучную работу в городе и офисе. Пока опять не позовут в пресс-тур на шахту.

P. S. Бонус — местные собаки. Очень дружелюбные.

© ВашГород.ру

Источник фото: ВашГород.ру
 8 355
 0