Недоверие новокузнечан к власти мешает строительству ферросплавного завода

Вызывают большое недоумение разгоревшиеся нешуточные страсти вокруг строительства на промплощадке бывшего КМК производства по выплавке ферросиликомарганца. Работают же такие заводы и у нас в России, и в ближнем зарубежье: в Казахстане — Ермаковский завод, в Украине есть даже город Марганец, где добывают это сырьё, а рядом, в Никополе, работает крупнейший завод по выплавке ферросиликомарганца. Почему же там никто не протестует против вредных производств? С уверенностью можно сказать: по той причине, что эти заводы построены по жестким технологическим и экологическим нормам и требованиям к этому опасному производству.

В то время все было под строгим наблюдением государственных структур. Проекты разрабатывались в Гипромезах с подключением научно-исследовательских институтов, если требовала ситуация. Где сейчас эти научно-исследовательские и проектные институты? Прекратили существование как непрофильные, а если где-то и сохранились, то занимаются не металлургией. Поэтому в настоящее время и появляются не в полной мере проработанные проекты как в техническом, так и в экологическом плане.

Можно привести пока еще свежий пример с проектом угольного разреза в поселке Рассвет, когда в угоду производственникам даже географическое название деревни вместе с жителями убрали, не говоря уже об экологической экспертизе.

Вот поэтому у жителей города возникает недоверие к таким проектам, и, в частности, к проекту, в развернутом виде представленном управляющим директором «СГМК-Ферросплавы». Возникают вопросы: почему не пошла принципиально новая технология в плазменной печи, почему вернулись на классическую технологию производства ферросплавов?

Читатели газеты «Кузнецкий рабочий» заметили, что наши олигархи и менее богатые в последнее время используют старые здания закрытых заводов для создания в них непрофильных производств. Производство ферросиликомарганца планируется и в промышленных помещениях закрытого Красноярского завода тяжелого машиностроения, работавшего в основном на металлургию страны. Производство ферросплавов организовано и на Юргинском машиностроительном заводе. Следует заметить, что не все эти здания подходят под размещение там производств с самой современной технологией.

В настоящее время в нашем городе идет реализация самого крупного на сегодняшний день в России проекта в черной металлургии — реорганизация рельсового производства. Его стоимость — 17-18 миллиардов рублей. Самая масштабная работа будет производиться в здании, которое отслужило 80 лет и проектировалось под прокат рельсов 12,5 метра. Конечно же, и здесь подобрана не самая новая технология, а соответствующая габаритам самого здания.

Проект будет осуществлен, мягко говоря, с большими трудностями технического плана и с материальными затратами, потому что каждый год затягивания окончания реконструкции будет повышать стоимость этого проекта. Сроки уже передвинуты на конец 2012 года, и дай Бог, чтобы эта дата была окончательной. Наши олигархи стали совсем бедными, поэтому экономят на всем, но самое плохое, что это происходит в ущерб внедрению новых технологий.

Недавно была опубликована статья Владислава Куканова «Китайский синдром — новая сверхдержава». Раз наш город — город металлургов, то нас в большой степени интересует: а как там в Китае дела в черной металлургии? А дела там такие, что поражают воображение. Одна страна обеспечивает половину мирового производства стали — 700 миллионов тонн. Можно сделать вывод, что такое количество стали можно выплавить на самых современных заводах. Эта базовая отрасль промышленности является локомотивом и для машиностроения, и для энергетики, и для промышленного и гражданского строительства, для функционирования проектных и научно-исследовательских институтов. Без участия государства в этих базовых отраслях промышленности такие достижения невозможны.

Пример нашего города: уход государства из базовых отраслей и, в частности, из черной металлургии — и в результате деградация и сворачивание производства (в Новокузнецке: 12 миллионов тонн в 1998 году и около 7 миллионов тонн в 2011 году). Не пора ли нашим властям бить тревогу, показать на примере Новокузнецка состояние как самого производства, так и состояние научно-исследовательской и проектной базы?

Александр Карнилов

 3 119