«Жалости не испытываю» – руководитель студии инклюзивного танца «Крылья»

Люди с ограниченными возможностями здоровья по стойкости характера зачастую оказываются сильнее обычных людей. Настойчивее, упорнее.

Руководитель новокузнецкой студии инклюзивного танца «Крылья» Александр Третьяков знает это не понаслышке. Работа с танцорами на колясках специфическая. В интервью ВашГород.ру 22-летний хореограф признался, сколько ему за это платят, с какими сложностями приходится сталкиваться, и как ведут себя на репетициях его ученики.

ВГ: Александр, как вы оказались в студии инклюзивного танца «Крылья»?

АТ: В феврале этого года мне позвонили ребята из студии — Наталья Гниденко и супруги Евгения Ерохина и Артём Сурков. Попросили подготовить их к конкурсу. И я согласился. Евгения и Артём сразу заявили: они будут танцевать вдвоём. У Натальи пары не было, поэтому её партнёром в танце стал я.

ВГ: Вы отдавали себе отчёт, что могут возникнуть определённые сложности?

АТ: Безусловно. Но тогда я был уверен, что выступлением на конкурсе всё закончится. Даже подумать не мог, что проект станет таким масштабным.

ВГ: В каком конкурсе дебютировали «Крылья»?

АТ: Это был областной конкурс «Интеграл» в Кемерове, организованный Всероссийским обществом инвалидов. Он прошёл в конце апреля. Участвовали в нём жители разных городов Кузбасса и одна пара из Барнаула.

ВГ: Потом был Красноярск?

АТ: Да. В начале мая мы с Наташей Гниденко выступили на фестивале «Inclusive Dance» в Красноярске.

ВГ: Какие ещё мероприятия есть в творческой копилке коллектива?

АТ: Большое событие в жизни нашей студии — это участие на первом инклюзивном благотворительном балу в Новокузнецке «Танцуем вместе». Праздник, который подарил нам много эмоций, прошёл 4 октября. Были небольшие выступления на День Победы, День города.

ВГ: Сколько постоянных участников в студии «Крылья»?

АТ: Танцоров с инвалидностью восемь. Столько же волонтёров. Кстати, если раньше волонтёрский состав менялся, то сейчас он стабильный, наши помощники регулярно посещают репетиции.

ВГ: Как искали волонтёров?

АТ: Нам помогали учебные заведения города, комитет по делам молодёжи, городской молодёжный центр «Социум».

ВГ: Люди с какими заболеваниями занимаются в студии?

АТ: С разными. Это и ДЦП, и мышечная дистрофия, и отставание в развитии, аутизм, нарушения зрения и слуха.

ВГ: А какого возраста?

АТ: Самая юная наша участница — Наташа Некрасова, ей 12 лет. А самым взрослым танцорам чуть больше 35.

ВГ: Где и как проходят репетиции?

АТ: Занимаемся в театре детского творчества «Юность». Встречаемся два раза в неделю, танцуем по два академических часа — разучиваем новые танцы, вспоминаем уже поставленные, готовимся к выступлениям, конкурсам.

ВГ: Как вы думаете, что дают танцы людям с ограниченными возможностями здоровья?

АТ: Во-первых, танцы — это общение. Во вторых, это развитие духовное и творческое, ведь танец — это новая среда, в которую нужно погрузиться. В танце по-другому, чем в жизни, нужно думать — как верно поставить ногу, поднять руку и так далее.

ВГ: Бывает, что во время репетиций ваши ученики начинают капризничать, расстраиваться? Что делаете в таких ситуациях?

АТ: Да, иногда расстраиваются. Тогда подойдёшь к ним, приобнимешь, успокоишь, скажешь, что не всё сразу получается, что мы для того и занимаемся на репетициях, чтобы развиваться. Люди успокаиваются. Но чтобы кто-то закатывал истерики, такого не было.

ВГ: Какие ещё сложности есть в вашей работе?

АТ: Главная сложность — в дефиците информации, которая помогала бы мне более качественно выстраивать репетиции, делать так, чтобы с помощью танцев улучшить самочувствие моих учеников. Литература по инклюзивным танцам есть на английском, французском языках, в переводе на русский её практически нет, приходится собирать по крупицам.

ВГ: Вам платят деньги за работу в студии «Крылья»?

АТ: Нет. Я занимаюсь с коллективом на благотворительных началах.

ВГ: А что вам это даёт?

АТ: Для меня это колоссальное удовольствие. Внутреннее наслаждение от того, что у ребят получается танцевать. Они никогда не хнычут и не просят упростить задачу. Если я сказал, что мы делаем эту фигуру, мы будем отрабатывать её до тех пор, пока она не получится. Или переделаем её так, чтобы она получалась у всех.

ВГ: Вы когда-нибудь испытывали жалость к своим ученикам?

АТ: Нет. Мои ученики — обычные люди. Более того, морально и духовно люди с физическими недугами сильнее нас, здоровых. Они не могут вызывать жалость. Участники «Крыльев» всегда на позитиве, и для меня это хороший стимул, чтобы продолжать заниматься с ними. А после репетиций у меня всегда поднимается настроение.

ВГ: В конце октября танцевальный дуэт Натальи Гниденко и Александра Третьякова ждёт еще одно большое событие — участие в Международном конкурсе инклюзивного танца в Москве. Готовы? На победу рассчитываете?

АТ: Сейчас мы на финальной стадии подготовки — оттачиваем, шлифуем танцы. Конечно, было бы здорово победить, но у нас пока не очень большой опыт. А зная, что за победу в конкурсе будут бороться участники из 30 стран с более весомым багажом навыков, начинаешь реально оценивать свои возможности. Думаю, финалистами в какой-то из номинаций мы будем. Но самое главное — мы получим огромный опыт.

ВГ: Удачи вам!

АТ: Спасибо!

© ВашГород.ру

Источник фото: vk.com
 3 825
 0