«Новосибирск в отношении к мусору — пример для Москвы»: активист о раздельном сборе отходов

17 апреля 18:20
1243

Пока в Москве активно лоббируются мусоросжигательные заводы, в Новосибирске взят курс на раздельный сбор мусора. И это — важнейшее достижение города и области, уверена активистка Анна Вознесенская.

В Новосибирске десятки всевозможных волонтёрских организаций, но «Зелёная белка» — единственная и неповторимая. Горожане идут в экологические волонтёры со скрипом — мало кому хочется иметь дело с отходами, но для активистов «Белки» борьба за город без мусора стала настоящим призванием. Эти люди всегда расскажут, как правильно сортировать мешочки и бутылочки, объяснят, чем опасен тетрапак, и заберут отходы на переработку.

В Год добровольца ВашГород.ру поговорил с руководителем «Зелёной белки» Анной Вознесенской о сложностях эковолонтёрства, главных стереотипах раздельного сбора мусора и узнал, почему переработка мусора в Новосибирске устроена лучше, чем в Москве.

«С волонтёрами у нас всё строго»

— За несколько лет «Зелёная белка» остаётся единственной подобной организацией в Новосибирске. Как вы думаете, почему?

— Всё просто — для этого нужно быть очень смелыми. Мы четыре года назад были наивными и не понимали, во что ввязываемся (улыбается).

Во-первых, не всем хочется копаться в мусоре. Люди приносят отходы — хоть они и чистые, и мытые, но всё равно это мусор. Не каждый захочет это делать. Во-вторых, нужна особая мотивация.

Сейчас очень много event-волонтёров, которые работают на мероприятиях: где-то постоять, встретить, проводить, зарегистрировать. Мы пробовали с ними сотрудничать, но не получилось — у нас абсолютно другая работа. Приходится тратить много времени, иногда возить мусор в своих машинах, хранить в гаражах, нужна и физическая сила, чтобы это таскать. Все волонтёры, которые к нам пришли, — люди, которые этим делом сами болеют.

— Кто ваши волонтёры? Помешанные — в хорошем смысле — на экологии активисты?

— Почему-то у многих между экологией и мусором стоит знак равенства, но это совершенно не так. Экология прежде всего — это наука, а именно дипломированных экологов или тех, кто профессионально занимается этой деятельностью, у нас в команде немного.

Сейчас всё больше в обиход входит слово «экологист» — это человек, который занимается не научной деятельностью, а претворением в жизнь каких-то практических шагов по улучшению экологической ситуации. Большинство наших «белок» — это экологисты-энтузиасты, которым небезразлично то, что происходит вокруг, которых раздражают всякие баночки-бутылочки, лежащие под кустами, особенно сейчас, когда весна и всё тает.

Это волонтёры, которые хотят каким-то образом повлиять на сознание, привлечь как можно больше людей к раздельному сбору отходов.

— Сколько человек в вашей команде? Есть основной костяк или люди приходят и уходят?

— У нас люди если приходят, то остаются, мы их никуда не отпускаем, у нас всё строго (улыбается). Сейчас это около 30 человек, которые поддерживают идею, которые занимаются построением новой концепции акции: за последние полгода «Белка» очень выросла, и сейчас мы планируем, придумываем, как перестроить её на новый лад, чтобы всем было комфортно.

По каким-то критериям типа возраста или профессии наших волонтёров никак нельзя объединить. У нас есть студенты, даже школьники, которые нас поддерживают. Есть и бабушки, которые приходят, дежурят на точках и помогают.

В нашей команде работают мамы в декрете, учёные, сотрудники коммерческих организаций — нет никаких критериев, по которым можно определить «нашу» аудиторию. Все у нас аудитория и все наши волонтёры.

«Десять вёдер — это стереотип»

— Есть ли какие-то стереотипы об эковолонтёрах, из-за которых люди боятся или не хотят к вам идти?

— Мы вообще страшные люди (улыбается). Если вы вдруг какую-нибудь стекляшку не в то ведро выбросите, тут же мы звереем. А если серьёзно, то стереотипы в большей степени относятся к организации раздельного сбора мусора.

Во-первых, стереотип — «а мне некуда ставить дома десять вёдер». Это самое первое возражение. Но объективно десять вёдер совсем не нужны. У меня самой стоит одно ведро для отходов, которые не перерабатываются, и контейнер, купленный специально для всего, что может быть переработано. Вечером, перед акцией, я это всё разделяю по фракциям и утром уже несу на точку рассортированные отходы.

Ещё один стереотип: раздельный сбор мусора — очень прибыльное дело. Нужно только начать, и сразу озолотишься. Это совершенно не так, ликвидных фракций очень немного. В основном со скрипом принимают пластик: в нашей стране не всё можно переработать. Но пока то, что мы выявляем, забирают и перерабатывают. Ну и, естественно, мы всегда предостерегаем новосибирцев, какую упаковку лучше не покупать и на что лучше заменить.

— Полиэтиленовые мешки — одна из главных мусорных страшилок. А как обстоит дело с биоразлагаемыми пакетами?

— Это ещё один стереотип. Некоторые считают, что используют биоразлагаемый пластик, поэтому они молодцы и им не нужен раздельный сбор мусора. Но биоразлагаемый пластик — это миф. Вернее, это миф в нашей реальности, потому что нет условий для его разложения до первоначальных компонентов.

На полигонах, где слой за слоем консервируются отходы, максимум, на что разложится якобы биоразлагаемый пластик — это микропластик. То есть мелкие частички, которые по составу ничем не отличаются от «родительского» изделия. Они так и будут лежать тысячи лет под слоем мусора без доступа воздуха, света и воды.

«Мы в ответе за свои отходы»

— К вам приносят только рассортированные отходы или можно разобрать уже на точке?

— Мы всегда просим заранее разбирать и сортировать мусор. Это отходы, которые производит каждый человек и, соответственно, он несёт за них ответственность. Почему-то последнее время многие стали считать, что это ответственность властей города, области, ещё кого-нибудь, кто занимается вывозом отходов, — но нет. Мы производим свои отходы, и мы за них отвечаем. От того, куда мы их выбросили, зависит их дальнейшая судьба.

Анна Вознесенская на «мусорном» митинге 20 октября 2017 года

Если мы их выбросили в общий контейнер, они поедут на свалку. Свалки переполнены, они закрываются, лишаются лицензий — и поэтому происходят неприятные ситуации вокруг мусорных полигонов. Если мы выбросили отходы в контейнер для раздельного сбора — сейчас они стоят во многих дворах — мусор поедет на досортировку. Принимаемые в этот контейнер фракции отправят на переработку, непринимаемые — на полигон. Там тоже есть ограничения, так что не всё без разбора можно класть в контейнер и надеяться: а, там разберутся. Нет. Нужно разбираться самим.

Но вообще у нас есть возможность отфильтровать отходы и уже на приёме.

— Как это происходит?

— Например, приходит человек и говорит: я рассортировал, это у меня бутылки, вот здесь баночки стеклянные, здесь макулатура, а вот это тетрапак. И мы говорим: а тетрапак мы не принимаем. Решайте: либо вы тетрапак выбрасываете, и он едет на свалку, потому что у нас он перерабатывается только в европейской части России, мы туда физически не сможем довезти. Либо вы каким-то образом ищете ему замену: покупаете напитки в пластиковых или в стеклянных бутылках, которые перерабатываются.

Таким образом люди начинают не просто сортировать, а ещё и анализировать. «Ага, вот здесь я слишком много покупал, например, готовых салатов в магазине. Я же могу эти салаты сделать сам: сэкономлю и деньги, и время, чтобы это всё сортировать и нести, ещё и места лишнего у меня это не займёт».

Человек начинает более критично относиться к покупкам, и на следующую акцию он приходит уже с пакетом поменьше. Ещё через две акции он вообще не придёт, потому что может подождать два месяца. У него просто не накопилось много отходов.

К тому же мы очень много отвечаем на вопросы в группе. Нам присылают сообщения, фотографии, и волонтёры подключаются с ответами. Общим фронтом мы снимаем все недопонимания, и обычно горожане на «Белку» уже приносят подготовленный и рассортированный мусор.

Лучше, чем в Москве

— На одной из экологических акций вы упоминали, что раздельный сбор мусора в Новосибирске организован лучше, чем даже в столице. Расскажите поподробнее.

— Я не жила ни в Петербурге, ни в Москве, поэтому полной информацией не владею.

Но по данным из открытым источников, в Москве установлено около 800 контейнеров для раздельного сбора. В Новосибирске — 1400, почти в два раза больше. И это — с учётом разницы в площади и населении. Когда я ездила в Москву, то целенаправленно ходила по дворам и искала контейнеры. За два дня моих поисков нашла два контейнера. А у нас они почти в каждом дворе.

Подобные контейнеры стоят в дворах Новосибирска

И ещё очень важное достижение Новосибирска и Новосибирской области в целом, в отличие от Москвы, — это то, что в столице активно лоббируются мусоросжигательные заводы, а у нас этого нет, и надеюсь, вообще не будет. Очень хорошо, что у нас курс взят на предварительную сортировку мусора.

— Куда вы отвозите перерабатываемый мусор?

— Мы отвозим его нашим партнёрам. Макулатура едет в «Сырьевую альтернативу», в этом месяце попробовали поработать с ООО «Купец». Непосредственно в Новосибирске переработки макулатуры нет, поэтому компании её сортируют, прессуют и отправляют на целлюлозно-бумажный комбинат, где она перерабатывается.

Переработка стекла — это кластер из компании «Тайгер-Сибирь» и завода «Экран». Пластик в Новосибирске тоже перерабатывают, многих фракций: ПЭТ, полиэтилен, полипропилен, даже полистирол. Сейчас у наших партнёров открылась линия по переработке автомобильных аккумуляторов, но нам на «Белку» ещё никогда не привозили аккумуляторы.

Опасные отходы мы не принимаем, но их в России тоже перерабатывают. Завод по переработке батареек находится в Челябинске, ртутьсодержащими отходами среди прочих занимается и новосибирская компания «Сибртуть».

Перемены в сознании

— Вам помогают городские или областные власти?

— Три года назад администрация Советского района помогала нам организовывать февральскую «Белку», мы им за это очень благодарны. Также с администрацией мы согласовываем точки стоянок, чтобы со стороны полиции к нам не было никаких претензий. Но у нас всё всегда мирно, хорошо, никакого мусора после нас не остаётся, так что конфликтов и не бывало.

Власти про нас знают, и если вдруг мы обратимся за помощью, я уверена, что нам помогут.

— Вы чувствуете перемены в сознании новосибирцев, в подходе к мусору за годы вашей работы?

— Людей на наших акциях всё больше и больше, это значит, что всё больший процент населения начинает задумываться об этом. Я, конечно, не говорю, что это уже 50%, но очень многие пошли по этому пути.

Также нас часто приглашают провести экоуроки в школах или рассказать про раздельный сбор отходов на каком-то мероприятии. Зовут и предприниматели, и организаторы культурных мероприятий. Недавно, например, мы приходили с лекцией в центр йоги. Сегодня представители разных направлений деятельности задумываются об экологическом следе, который они оставят, и хотят, чтобы их клиенты и партнёры тоже озадачились этой проблемой.

— Вы работаете только в соцсетях и непосредственно на точках «Зелёной белки». Не чувствуете недостаток площадок?

— Мы чувствуем недостаток в людях, которые могли бы рассказать про нас (улыбается)! Сейчас мы сами не везде успеваем, не всегда получается покрывать даже те запросы, которые есть сейчас.

Так что прежде всего мы будем искать людей. Это естественно: «Зелёная белка» — абсолютно волонтёрская инициатива, и без людей ничего не получится. Сейчас у нас 16 точек, мы хотим открывать новые — туда тоже будут нужны люди. А ещё мы хотим немного изменить формат акции, но об этом расскажем попозже.

Фото Евгении Цаценко, Виты Калининой и из группы «Зелёной белки» в соцсети «ВКонтакте»

Каждое утро, ровно в 8:00, по будням мы делаем интереснейшую рассылку. Посмотреть, как выглядит рассылка и подписаться, можно прямо сейчас.

Интернет-портал «VASHGOROD.RU» зарегистрирован в Роскомнадзоре 28.02.2017 г.

Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 - 68868.

Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей.

Условия размещения рекламы

ВСЕ НОВОСТИ