«Условия нечеловеческие»: кузбассовец о работе в колонии и об иске на миллионы рублей от ФСИН

В Кузбассе региональное УФСИН судится с бывшим сотрудником колонии Романом Лазаревым. Причина — преждевременно расторгнутый контракт по инициативе работника. Ответчику предъявлен иск на сумму почти 2,9 млн рублей. Молодой человек рассказал ВашГород.ру подробности ситуации.

Благие намерения

Когда в 2013 году кемеровчанин Роман Лазарев поступил в Кузбасский институт федеральной службы исполнения наказаний, он нисколько не сомневался в своём выборе. Во-первых, по словам собеседника, он с детства мечтал быть офицером. Во-вторых, искренне верил, что сможет бороться с преступностью и влиять на снижение её уровня. Собирался помогать тем, кто оступился в жизни и оказался за решёткой. В-третьих, парня привлекли условия работы, перечень соцгарантий, порядок расчёта выслуги лет (год за полтора).

«Я пришёл учиться реально с благими намерениями. В вузе нам говорили, что в местах лишения свободы и в целом в системе есть и коррупция, и нарушения прав осуждённых, и сами осуждённые не совсем просто поддаются исправлению. Но тогда мне казалось, что смогу бороться с этими негативными факторами, что у меня получится изменить ситуацию в лучшую сторону. Я разработал целую концепцию, реализация которой способствовала бы этой цели», — делится бывший курсант.

После окончания института Роман устроился в кемеровскую исправительную колонию № 40. Он занял пост начальника отряда, где отбывали сроки наказания около 100 человек. Спецконтингент разношёрстный — в криминальных биографиях числились статьи за сбыт наркотиков, грабежи, кражи, убийства. По словам молодого человека, ему удалось найти подход к заключённым благодаря уважительному к ним отношению. Говорит, те ему доверяли, делились своими переживаниями.

«Если осознавать, что ты должен воздействовать на осуждённого с точки зрения педагогики и психологии, чтобы он вышел на свободу и не совершил преступление, стал законопослушным, то работать легко», — считает Роман Лазарев.

Нечеловеческие условия

Это в теории. А на практике сотрудникам колонии не до психолого-педагогического воздействия. Начальство требует чёткого ведения документации, тогда как фактически исполненная работа отодвигается на второй план.

«Корень зла в том, что у сотрудников нет стимула работать нормально, потому что их условия труда, мягко говоря, оставляют желать лучшего. Постоянная переработка. Огромная нехватка кадров. Мало того, что работа сама по себе специфическая и напряжённая, так ещё и от руководства потребительское отношение — всё сводится к формализму. Невозможно в таких условиях оказывать реальное влияние на осуждённого, чтобы он вышел на свободу с положительным опытом, который бы ему пригодился», — рассуждает кемеровчанин.

При этом он уточняет, что формализм — не значит полное бездействие сотрудников. В колонии строгий контроль, с жителями казарм проводятся беседы.

«К сожалению, в единичных случаях этого недостаточно. Должна вся система работать, все правоохранительные органы, службы и ведомства. Но как я уже сказал, из-за того, что условия работы нечеловеческие, никто этим заниматься добровольно не будет. Однако если я говорю, что у сотрудников очень формальная работа, это не значит, что они вообще ничего не делают. Вопрос, я подчёркиваю, в том, что реального педагогического и психологического воздействия мало кто оказывает», — объясняет собеседник.

Что касается избиений, пыток, издевательств над осуждёнными, — такого, заверяет молодой человек, в колонии не было. Сотрудники могли жёстко поговорить с заключёнными, но применить физическую силу — нет.

Долг платежом красен

Отработав в ИК чуть больше года, Роман понял: служба в уголовно-исполнительной системе (УИС) не для него. И принял решение уволиться. Контракт, заключённый с ГУФСИН по Кемеровской области сроком на пять лет, не остановил. К тому, же российское законодательство позволяет бывшим курсантам уйти со службы по собственной инициативе до истечения срока контракта. Но есть условие — сотрудник должен компенсировать затраты на обучение в вузе. Это прописано в постановлении правительства от 27 июня 2019 года № 821. В соответствии с этим же документом в последний рабочий день Роман Лазарев должен был получить от руководства уведомление об обязанности возместить затраты в течение 30 дней. Однако, утверждает молодой человек, уведомление ему выдано не было.

А в январе 2019 года Лазареву пришёл иск на сумму около 2,9 млн рублей. Ответчик считает требование необоснованно завышенным. Ссылаясь на формулы расчётов, приведённые всё в том же постановлении правительства № 821, Роман называет сумму около 500 тыс. рублей. Максимум — 700 тысяч. Он не отказывается от возмещения затрат, и принципиальный вопрос именно в размере компенсации.

Между тем, дело находится в производстве Рудничного районного суда Кемерова. Первое заседание назначено на 11 февраля.

Получить оперативный комментарий в ГУФСИН по Кемеровской области журналисту ВашГород.ру не удалось. Мы отправили в Службу письменный запрос. Ждём ответа и следим за развитием ситуации.

PS: Дата первого заседания суда изменится: буквально на днях Романа Лазарева срочно госпитализировали с аппендицитом.

© ВашГород.ру

Источник фото: Роман Лазарев/ВКонтакте, sib.fm
 5 792
 0

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти на сайт.


Авторизация