Писатель Александр Снегирёв: «Искусство — это некий эксгибиционизм»

28 ноября 2017 18:45
1844

«Я не мог посмотреть фильм в зале до минувшего августа. Не случайно меня с вами не было — я сидел в кафе и курил». Писатель Александр Снегирёв привёз в Новосибирск документальный фильм «Год литературы».

На прошлой неделе в Новосибирске прошёл ежегодный всероссийский литературный фестиваль «Белое пятно». Три дня встреч, лекций и поэтических читок закончились показом удивительного фильма и разговором с Александром Снегирёвым — лауреатом премии «Русский Букер"-2015 за роман «Вера».

«Удары судьбы — топливо литературы» — так называлась встреча с писателем. Документальный фильм жены Снегирёва Ольги Столповской в 2015 году показали на нескольких российских фестивалях, и в прошлую субботу его смогли посмотреть новосибирские читатели.

Сухой анонс не даёт ни малейшего представления об истинном характере и сюжете картины. Творческая интеллигенция, переезд в деревню, дом могут снести ради трассы — все эти чеховские мотивы только запутают будущего зрителя. На самом деле — как в 2015 году писал президент фестиваля документального кино «Артдокфест» Виталий Манский для «Медузы» — это рассказ о том, как «на двух бедных русских писателей в течение года литературы свыше были спущены все невзгоды, которые только может вообразить человек».

Разговор с Александром Снегирёвым был непростым. Писатель шутил, откровенно рассказывал о создании фильма, объяснял всё, что осталось за кадром. И спокойно терпел, когда его перебивали, задавали вопросы невпопад или в середине вечера спрашивали: «А как вас зовут?».

ВашГород.Новосибирск выбрал главные цитаты из встречи — о писательском эксгибиционизме, вере в бога и ценности обычных житейских историй.

О сценарии «Года литературы»

«Сценария изначально не было. У картины очень интересная судьба, и я считаю, она показательна для подлинных произведений искусства. Фильм вообще не планировали. Оля (Столповская) вместе с дочерью Таней решили проверить камеру. Купили технику — и «давай попробуем, поснимаем что-нибудь.

И когда они приняли это решение, стали происходить разные события, будто само действие их вызвало. Фильм создавал сам себя, на мой взгляд, это лучший вариант — когда текст пишет себя сам, а не ты высасываешь что-то из пальца".

О писательском эксгибиционизме

«Все мы с чем-то боремся в себе. Я закрытый человек и всю жизнь борюсь с этой закрытостью. Для меня искусство — это отчасти психотерапия.

И все художники, по большому счёту, занимаются тем же самым. Это работа с тем, что некомфортно. На предыдущей встрече одна гостья сказала: «Мне нравится литература приятная, которую можно посмаковать». Но, грубо говоря, кто не любит посмаковать жирную еду? Однако если так делать постоянно, станешь толстым, страшным и, возможно, умрёшь от закупорки сосудов. В литературе то же самое. Нельзя себе позволять засыпать в таком комфорте. Литература — это же не сочинение историй, это анализ души.

Не случайно меня не было с вами в зале, я выходил на воздух, сидел в кафе и курил. Я, признаюсь, не мог посмотреть фильм в зале до минувшего августа. Смотрел на монтаже, на компьютере — но в зале не мог. В фильме происходит такой отчасти эксгибиционизм, но не с целью шокировать, а чтобы как-то осмыслить эту ситуацию".

О ценности простых историй

В нашей жизни нет ничего недостойного изображения, но обычно люди говорят обратное. Очень часто я слышу это от своих коллег-писателей: «Ну что там наш быт, вот герой войны — это история». Ничего подобного.

Мы живем в соответствии с какими-то установками, полученными в результате образования, воспитания, каких-то нравственных наших выборов. И через этот набор линз смотрим на мир, оцениваем его. А на самом деле надо линзы как-то тасовать. Часто мы не видим того, что перед носом — это касается интересных сюжетов.

Да, людям кажется, что судьба великих первооткрывателей, героев — вот интересный сюжет для книги. Но литература — великая, мировая — убеждает нас в обратном. Всё самое ценное лежит у нас под ногами. Каждому есть что о себе сказать.

Об иконах в кадре и атеизме

«Да, я атеист, но я не настолько не уважаю бога, чтобы думать, будто я его могу развести этими иконами в кадре.

Довольно смешно, когда, например, люди, проплатив молебны, думают, что это на что-то повлияет. Такая трогательная детская вера. Как в рассказе детского писателя Носова — съем варенье, измажу остатками губы спящей сестрёнке, и родители подумают, что съела она.

А иконы — они просто красивые, это произведение искусства. Не забывайте, что христианство и православие — это не идолопоклонничество. Мы поклоняемся не иконам, а смыслу. Да, икона — это священный объект, но прежде всего это искусство".

О Ницше и жизненных невзгодах

«При всём парадоксе этой мысли я должен сказать, что все неприятности — назовём их этим мягким словом, — которые на меня обрушились, пошли мне на пользу.

При другом стечении обстоятельств я мог быть куда более самодовольным, нетерпимым и довольно нарциссичным человеком. Этого во мне и так предостаточно, но если бы жизнь не столкнула меня со стеной, я был бы куда хуже.

Но, кстати, Варлам Шаламов, чей авторитет как писателя для меня огромен, говорил обратное — что трудности не делают человека лучше, что лучше не попадать в такие неприятности, в какие попал он. Видимо, есть какой-то предел. На этот счёт хорошо сказал Ницше — что нас не убивает, делает нас сильнее. Но надо всегда помнить: есть что-то, что убивает.

Шаламов, видимо, имел в виду именно это — когда герои войны после трёх месяцев лагеря начинают собирать окурки и вылизывать чужие миски. И вообще, становятся ничтожествами".

О «Кинотавре» и субъективных оценках

«На фестивалях «Год литературы» не получил никаких наград. Но на «Кинотавре» вызвал очень бурную реакцию, довольно любопытную. Вот артист Дюжев — вам наверняка знакомо это имя — был возмущён. «Что это за фильм, какой кошмар, какие ужасные люди, им вообще не надо давать детей!».

А, например, режиссёр, ресторатор и артист Фёдор Бондарчук, наоборот, подходил к нам и руки пожимал. Разные эмоции вызвал фильм.

Искусство же чем интересно — оно прежде всего запускает в нас некие механизмы. Мы обычно видим на стене картину и говорим — хорошо или плохо нарисовано. Прежде всего это наше восприятие. Да, есть объективные произведения искусства, но на уровне эмоций вопросы, почему понравилось или нет, часто надо задавать именно себе".

Добавим, «Год литературы» стал первым документальным фильмом для Ольги Столповской — до этого она снимала игровое кино. В интернете можно найти другие фильмы режиссёра. Как пообещал Александр Снегирёв, скоро в свободном доступе появится и эта картина.

Интернет-портал «VASHGOROD.RU» зарегистрирован в Роскомнадзоре 28.02.2017 г.

Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 - 68868.

Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей.

Условия размещения рекламы

ВСЕ НОВОСТИ