Мой личный ковид, или Хроники третьего этажа, часть II

Редакция еще раз напоминает, что чтение второй части (как и первой) рассказа нашей коллеги Елены о пребывании в ковидарии Ленинска-Кузнецкого тлетворно подействует на людей с отсутствующим чувством юмора и чиновников с атрофированными зачатками совести.

"...В первую же ночь резко заболело правое подреберье. Около 4 утра я проснулась от острой боли и вновь забыться сном не помогли ни свирепые посвисты соседки по палате, ни пересчет поголовья палатных тараканов. В 6 утра влетели скафандры, измерили температуру и сатурацию, потом медицинская карусель понеслась на всех порах: то укол в живот гепарина, то влажная уборка, то напоминание "помочиться в баночку".

Приволокли капельницу, но я отказалась от лечения до осмотра врача. Врач появился в течение часа, велел поставить дексаметазон, спазмолитик и продолжать капаться. Грохот тачки предварил появление тарелки жуткого вида каши на завтрак, которую пришлось съесть по настоянию врача. Она поведала: чем раньше я начну есть, тем меньше будет болеть печень. Связи я не уловила, но привитое в детстве уважение к мнению врача взяло верх. От гормона практически на глазах исчезла аллергия.

Потом в палату вкатили допотопную гравицапу. Доисторический ветеран УЗИ не углядел ни во мне, ни в соседке по палате жидкости в легких - и это главное, пошарил лучами в наших брюшных полостях, нашел кой-какие изъяны (секрет). Следом прибыл чемодан ЭКГ, поисследовал работу сердца на лодыжке. На сим лечение и обследование было завершено.

Третья соседка по палате оказалась милейшей женщиной, медиком по образованию. Вакцинированная (иначе просто уволят), она попала в ковидарий и все спрашивала, мол, как же так? ведь обещали, что вакцина защитит от болезни? Как человек еще советского воспитания, она свято верила в заверения властей.

Мы с ней заливались соловьями два дня, пока утром 16-го мне не объявили, что второй ПЦР-тест оказался положительным. Первый, забыла сообщить, был отрицательным. Но это наверняка из-за способа сбора мокроты, уже как эксперт могу оценить. Медсестра в красной зоне только слегка пощекотала слизистые, а скафандр приемного отделения ковидария буквально дыры пробурила в носоглотке - вот и результат.

Меня перевели на третий этаж, типа там одни ковидники лежат. Какая, к ежам лесным, разница, на каком этаже лежать после трехдневного совместного пребывания в одной палате ковидных и бесковидных - никто не пояснил.

Но на третьем этаже я поняла, что ковидных ох как ненавидят. Иначе как объяснить, что там нет практически никаких санитарных условий? В туалетах, которые посещают как М, так Жё, нет щеколд, там на бинтах болтаются таблички "Занято" и Свободно". Скажем, ныркнул ты в заветную комнату, предварительно повернув табличку нужной надписью, а тем временем мимо скафандр промчался и от колебания воздуха табличка уже на другой стороне. Вот и здравствуй, жопа Новый год...

В так называемых санкомнатах невозможно было элементарно привести себя в порядок, даже зубы почистить. В них не было ни полочки, куда положить зубную пасту и мыло, крючка, на который повесить полотенце. В наличии только окаемка заплеванной раковины и дверная ручка, за которую хватаются все, кто до это этого гадил в этом туалете. В предбаннике санкомнаты был когда-то душ, но табличка "не открывать" на нем уже покрылась древним пыльным налетом.

В палатах, к слову, были раковины. Первый день лежания в палате мы пользовались "удобствами", даже ложки мыли ледяной водой под краном. Система включения воды, конечно, хитрая, не сверху смесителем, а под раковиной шаровым краном, но мы доперли.  Но гофра под раковиной была настолько изношена и забита отложениями, что на второй день вода перестала стекать. Скафандр пригласил спеца, который, как ранее медик скорой помощи, пришел в цивильном и даже без маски (чем их опыляют, мать их ети, почему препарат не пускают в гражданский оборот?!), заглянул под раковину и пообещал наладить систему в понедельник.

Кульминация моего пребывания в ковидарии наступила вечером в пятницу, 18-го. К закату мне похужело, но, осознавая, где нахожусь, я просто перевернулась на живот, как велел доктор, и усиленно задышала. Пришел скафандр с крайней на пятницу дозой гепарина. Я была последней на укол. За защитной пластиковой маской скафандра я увидела круглые глаза: "Что это с вами?" "А что со мной?" "Вы в пятнах". "Наверно, опять аллергия вернулась". Медик уколола и ушла, а я отыскала в сумке зеркальце и первый раз за все пребывание в больничке вгляделась в собственное изображение.

Подушка. Багровая лягушка. Пучинистый грунт. Это все была я.

Здесь должна быть моя фотография, но из соображений цензуры публиковать ее не стали.

Степень моего недомогания настолько усилилась, что я поползла на пост. Как при мигрени болела голова, мне опять казалось, что все подохнут. На обычно многолюдном (3-4 медика) посту не было никого. На часах - начало 12-го. Я терпеливо зажимала голову, чтобы она не взорвалась на сто лимонных долек.

Минут через 40 появилась девочка без скафандра и предложила измерить давление. Простите за интим, я гипотоник, рабочее давление 100 на 60, а тут было 132 - для меня просто космос. Пришла еще одна девочка и консилиумом они решили кольнут меня супрастином. Еще какой-то таблетос дали и я побрела на койку. Супрастин для меня - отец Морфея, я продрыхла без задних ног до утра.

Утром чудовищная одутловатость ушла, но усилился пурпур и структурирование кожи. (Из нее бы красивые дамские кошельки получились). Я попросила консультации доктора, ибо понимала, что отек от аллергии может быть не только снаружи, но и внутри тельца, а это уже реанимация. Но моих опасений не разделили скафандры, которые стали вереницей ходить к моей койке и спрашивать про капельницу. Одна из многочисленных и обезличенных (попробуй их как-то отличить в одинаковых практически СИЗах, в масках и без бейджиков. Как? По голосу, который глохнет в их масках и респираторах? Моторике? Лишнему весу в районе ягодиц?) даже как-то злобно набухтела на меня, будто мне пять лет, неразумной, и предложила укол гормона. Я уточнила, что все медицинские манипуляции с моей тушкой отныне только после консультации с врачом. Она пообещала созвониться с доктором и пропала.

Да, надо сказать, что дело происходило в субботу и обхода не было. Нам сказали, что врач внизу, в приемном, мол, если будет время - обойдет нас. Но мы его так и не дождались. Негатив вокруг меня усиливался: я, по мере сил, тявкалась с постом, требуя врача, на воле в колокола (инстаграм Цивилева) звонила дочка, муж просто сходил с ума от беспокойства. Наконец, я дозвонилась по номеру 122 до специалиста, которая тут же предупредила, что на работу стационаров повлиять не может (так сделайте хоть один телефон на всю область, где можно пожаловаться на работу больниц и чтобы он работал, черт возьми, в выходные! Минздрав Кузбасса, больницы, представьте себе, работают и в субботу, и в воскресенье!), но подсказала "гениальную" идею - свинтить из стационара.

Да-да, оказывается, так было можно. Я еще раз написала отказ от госпитализации, собрала котомку и поплелась на первый этаж ждать мужа. Только после звонка от зятя, который поинтересовался, чем меня лечили, в связи с чем необходимо продумать дальнейший курс, я узнала, что мне должны были дать выписной эпикриз. Но мне сказали, что он будет позже, наверняка в понедельник. Зато в приемном появилась лечащий доктор (я ее по лучистым глазам выделяла) и стала уговаривать не делать скандал. Муж, колотясь в бешенстве, что-то выговаривал врачу, а я, предвкушая домашние душ, встречу с любимыми питомцами, была практически счастлива".

Продолжение следует.

Источник фото: Depositphotos/