«30 лет с „Металлургом“ в сердце» — интервью с болельщиком Михаилом Петриком

30 января 2014 12:05
5304

Новокузнечанин Михаил Петрик 20 лет своей жизни посвятил пожарному делу. Большую часть этого времени он занимался тушением пожаров. В 13 лет в его душе начали разгораться страсти по хоккею. Более 30 лет Михаил болеет за новокузнецкий "Металлург". Его безусловную любовь к "Кузне" не могут сломить ни поражения команды, ни безразличие городских чиновников к хоккею, ни стоны горожан, сетующих на старый Дворец спорта. Михаил Петрик рассказал о том, что верит в нынешнее становление "Металлурга", как хоккеем "заболевают" девушки и священники, и как болельщики могут морально раздавить соперника, став настоящим шестым полевым игроком на трибуне.


ВГМихаил, когда вы начали болеть за "Металлург"?

Михаил: Это был далекий 1983-й год, мне тогда было 13 лет. До этого времени хоккей в моей жизни уже был, но не занимал столь значительное место. С родителями смотрел чемпионат Мира, чемпионат СССР по телевизору краем глаза. Родители были не ярые болельщики. Но если показывали матч сборной СССР с Чехословакией — это было рубилово, и смотрели все. У двоюродного брата тогда оказался лишний билет на хоккей. Он и пригласил меня на матч "Металлурга". Тогда команда играла во второй лиге, болеть ходили на "Алюминщик" в Кузнецком районе. Приехали — открытая коробка, холодно, мы в валенках. Мужики грелись водочкой, мы грелись беляшами, которые разносили тетеньки в термосах. Это, конечно, не то что сейчас: сидят и жалуются —скамейки жесткие —е-мое (улыбается). Тогда это было не важно. Это был хоккей, это был "Металлург"! Играли, конечно, не на тех скоростях что сейчас, но было интересно. Я не помню, сразу влюбился в хоккей, или он постепенно вошел в душу, но уже через несколько лет это стало моим смыслом жизни.

ВГКак менялись отношения с "Металлургом" за ваш 30-летний стаж "боления" ?

Михаил: В конце 80-х годов моя любовь к команде, можно так сказать, появилась и с каждым матчем крепла. Это был драйв, открытие, эйфория! Тогда наши выходили в первую лигу, мы ездили на переходный турнир в Прокопьевск. Там на "Снежинке" играли. Друзья брата были уже студентами. Бюро молодежного туризма "Спутник" организовывало автобусы к месту проведения матча. Народ битком набивался. Было и такое, что автобус отходит, а люди через окна залезают. Впечатлений хватало и во Дворце спорта. В Прокопьевске он такой маленький, уютный. Как-то раз мы взяли с собой крышки оцинкованные от мусорных бачков для шумового эффекта. Был изумительный грохот!

В старших классах я уже страстно болел за "Металлург". Интернета тогда не было. По телевизору первая лига особо никого не интересовала, а уж вторая тем более. Посещал каждый домашний матч, а результаты по выездным играм узнавали по телефону. В школу придешь и мучаешься до обеда, чтобы сбегать в столовую ( там телефон был) и позвонить дежурному во Дворец спорта. Тогда многие болели. Кто первый узнал итог матча — сразу спешил рассказать остальным.

90-е года для меня уже единые — любовь закалялась. Вот с людьми разговариваю, некоторым даже завидую — они помнят все матчи, результаты. У меня такого нет. Не заморачиваюсь техническими моментами. Нюансы в правилах должны судьи знать. Память ли избирательная, но я помню то, что мне нужно — эмоции и впечатления. С 2000-х годов я уже навсегда с "Металлургом" в душе, с "Металлургом" в сердце. У нас были даже такие слоганы. Теперь команда является неотъемлемой частью меня. Самый ненавистный сезон —лето. В апреле сезон закончился и начинается хандра— скорей бы осень, скорей бы новый сезон.

ВГКак думаете, команда могла бы существовать без болельщиков?

Михаил: Болельщики и команда — единый организм. Без болельщиков большой хоккей немыслим. Пустые трибуны для игроков — наказание. Наш "Металлург" через это проходил. В 1998 году на матче с "Ак Барсом" при входе на стадион спонсоры раздавали "Фанту". Когда наши выиграли, болельщики в эйфории стали бросать бутылки на лед. Команду наказали —следующая встреча прошла при пустых трибунах. Как рассказывали хоккеисты, это было ужасно. Тишина стоит гробовая. Только треск шайбы. Уныние. Пускай болельщики просто сидят, молчат, но они дышат, смотрят на тебя, они уже присутствуют!

Не зря болельщика называют шестым полевым игроком. Когда тебя поддерживают, шумят, для тебя это как допинг. В определенный момент, если вдруг расслабился, это может поднять боевой дух и настрой. Тебя подтолкнули, а ты пошел вперед и сделал то, что никто не ожидал.

В 2010-м году проходил финал "серебряного сезона" "Кузнецких медведей". Матч с магнитогорскими "Стальными Лисами". Мы тогда первый раз в нашем Дворце пустили волну! Для этого ведь нужно присутствие большого числа людей, определенный эмоциональный настрой. Тогда все сложилось. Мы пробовали вскакивать несколько раз, но народ вяло реагировал. Тут как раз "Медведи" проигрывали 1:2. Вдруг кто-то встал, за ним сразу другой и потихоньку пошло. Люди увидели, что идет волна и начали-начали вставать. Вместе с волной пошел гул, такой радостно-удивленный, раскатистый — 8 тысяч человек на трибунах. Я после матча с нашими ребятами разговаривал, в это время кто-то из "лисят" выходил. Спрашиваю его :"Ну, как?". Он был в шоке. Говорит, что в тот момент, когда гул пошел, входил в зону с шайбой. Его этим гулом просто придавило, он выключился на долю секунды и потерял шайбу. "Медведи" на этом драйве тогда вперед пошли и матч выиграли.

ВГ: Команда должна показать игру, чтобы болельщик ее поддержал, или фанаты должны подстегнуть хоккеистов?

Михаил: Точно не скажу. Вроде и команда должна заиграть, чтобы болельщики ее полюбили и поддержали. И болельщики должны провоцировать на активные действия. Каждый смотрит как на ситуацию со стаканом — он наполовину полон или пуст. Вот тот же свист. Может иногда это и не нравится. Но если команда начала вату катать, то ей начинают свистеть. Это должно влиять на самолюбие игроков. Может подстегнуть. А может оскорбить.

ВГ: Как рождается болельщик?

Михаил: Если вы сходите на матч, вы обязательно заразитесь хоккеем, если у вас не иммунитет конечно (смеется). Там же кругом сидят "больные" люди. Они кричат, орут. Девчонок приходит много. Они же вообще эмоциональны. Они могут перепутать фамилии игроков, но, конечно, не своего любимчика Жафярова. Какая разница, главное — наши пацаны! Если девчонка влюбилась в хоккей, ее уже не оторвешь. Я знаю, что те, кто пришел в этом или прошлом сезоне на стадион, они продолжают ходить. Это как у цыплят. Цыпленок кого увидит первым, того и будет считать мамой. Это как первая любовь — навсегда!

За "Металлург" приходит болеть даже священник. Сейчас реже, но раньше он с друзьями появлялся постоянно. У них же голоса зычные. Это надо видеть: они трое или четверо встают и начинают: "Меее-тааа-луууург!" Люди оборачиваются!

ВГБолельщики, несмотря на разную степень увлеченности, это все же одна большая спортивная семья?

Михаил: Сейчас появилось новомодное деление — болельщики-зрители. Не совсем верное. Любой человек, пришедший на хоккей, он уже на него пришел. Нельзя осуждать, что он не кричит, а сидит себе спокойно. Человек может любоваться хоккеем. Некоторые не замечают ничего вокруг. Он будет именно смотреть. И ведь его никто силой на стадион не притащил.

Есть глорихантеры — охотники за победами. Они любят успешные команды. Сейчас такое определение дают тем, кто в случае победы "Металлурга" ходит на матчи, а в случае поражения заявляет, что ему на фиг не нужно такое катание.

Когда первый сезон "Кузнецких медведей" начался, никто особо не ходил. Да и играли они ни шатко, ни валко — по 5-6 поражений подряд. У нас ходила группа сначала пять человек, потом 10, потом 15. Сидели в девятом секторе и поддерживали как могли. Народу очень мало было. Пытались кричать: "Медведи, вперед!". Потом сами ребята рассказывали, что "красное пятно" ( мы сидели в металлурговских сетках) на трибуне видели и слышали нашу поддержку, были благодарны. Мы их долго приучали. "Медведи" проиграют — мы их приветствуем, хлопаем. Они идут огорченные, головы опустили. Мы их просим хоть поприветствовать нас, ведь пришли болеть за них. Долго пытались объяснить, что мы вместе с ними и горюем, и радуемся. Приучили. Теперь после любого матча, пусть самого провального, они подъезжают к бортику и благодарят.

А уже потом к финалу, когда наши вышли в плей-офф и стали всех побеждать, хотя никто от "Медведей" этого не ожидал, народ стал прибывать на трибуны. И когда финал — глорихантеры пришли. Но у каждого своя правда.

ВГПо вашим наблюдениям, болельщики изменились с годами, стали более требовательными?

Михаил: Прогресс не стоит на месте. Постепенно в жизнь входят технологии. Появляются в интернете прямые трансляции. У людей стало больше выбора куда пойти. Раньше были только театр, кинотеатр и хоккей. Естественно, забивались полные дворцы. Раньше хоккей был не только зрелищем, но и встречей с друзьями, с которыми общались, обсуждали новости команды. Сейчас есть соцсети.

Сам болельщик более требователен. Продавайте нам пиво во дворце — будем ходить. Сделайте красивый дворец — тогда придем. Раньше мы принимали все без условий. Ходили, не замечая, почищены или нет ступеньки на "Алюминщике", есть сиденья или нет. Ты просто шел на "Металлург". Сейчас поставили сидушку — вау, а через пять лет —что-то жестко стало. Человека постепенно быт заедает, нужны удобства. Люди хотят смотреть с комфортом. Может это и правильно, не стану говорить, что это неверно, но болельщики стали более изнеженными, если с ними сравнивать тех, кто стоял в холод и наблюдал из толпы в пол-оборота за игрой.

ВГ: Не разделяете мнения горожан, недовольных состоянием Дворца спорта?

Михаил: Наш Дворец спорта ленивый только не пинает, как шутят наши болельщики —"винтажный". Мне за него не стыдно. Он появился при мне. Он уютный, домашний. Меня как-то спросили, где комфортно болеть, зная что я был и в других городах. Мы как раз с женой ездили в Питер и Москву, были в питерском ледовом дворце. Конечно, грандиозное здание. Но мне уютнее здесь. Здесь мои болельщики, друзья. Я иду на хоккей и не замечаю недостатки. Для меня он родной, как, например, родная квартира. Ты вырос, родился в коммуналке, в убогой, обшарпанной. Но ты там каждую трещинку знаешь. И когда в новую шикарную квартиру переезжаешь, то тебе в ней неуютно. Вспоминаешь прежнее жилье. Как в кухне стояла старенькая стиральная машинка и за нее прятался. А здесь уже этих эмоций нет.

Конечно, хочется новый Дворец спорта. Но все стареют, все приходит в негодность. Меня эта старость не пугает.

ВГ: Михаил, как вы считаете, город должен материально помогать хоккейной команде, или она должна существовать за счет спонсоров?

Михаил: Изначально профессиональный клуб должен сам зарабатывать. Но для того, чтобы он начал зарабатывать нужно создать определенные условия, а тут без руководства города не обойтись. В других клубах власти принимают непосредственное участие. Например, "Автомобилист". Губернатор Свердловской области стал им активно интересоваться. Если финансами не помог, то с помощью административного ресурса нашел способ влить средства в команду. И команду сделали.

Хоккейный клуб это же не луна-парк, который приехал и уехал. Город должен создать хотя бы условия. Создать коллектив, поставить руководство — уже в пределах компетенции руководства города. Ведь кто у нас назначает генерального директора? Находишь человека, который может и хочет, потом он набирает единомышленников, которые любят и хотят.

Если сравнивать с Питером, то там работают специалисты. Они не только хотят, они могут. И результат налицо. Это уже продукт, который покупают с удовольствием. Я видел это шоу! За 10 минут до начала матча ведущий начинает нагнетание атмосферы, манипулируя болельщиками. Музыка. На экране видео. Все снято по последним компьютерным технологиям: на экране взрывается лед — "Ребята, вы пришли на хоккей, покажите на что способны!" За это время дворец заряжается такой энергией, что когда начинается матч, то там взрыв. В течение матча это настроение поддерживается. У нас есть деньги на музыку. Хоть это есть. Конечно, сначала нужно вложить деньги и проследить, чтобы их эффективно расходовали. Можно ведь потратиться, а эффекта не будет.

Понятно, что у города много проблем — детсады, школы. Но если смотреть на другие города, то у них же тоже есть социальные объекты. Но они уделяют хоккею время. В некоторых регионах на матчи приходит губернатор или мэр, которые любят хоккей. Это сразу другая атмосфера. Не обязательно деньги из бюджета города. В Омске, например, придумали некоторые заправки называть именем конкретного игрока. На каждой висит его свитер. Болельщики заправляются, заправка потом какой-то процент перечисляет клубу. Это и есть популяризация хоккея. Это трудно сделать? Нет, это делают профессионалы. Нужен административный ресурс.

ВГ: А как вы оцениваете усилия менеджмента и игроков в нынешнем сезоне?

Михаил: Нынче интересный подход. За минимум денег сделать не то что хорошую, но достойную команду. Можно получить миллиард, купить хороших игроков, победить и все. А сейчас минимум средств и пригласили молодых, амбициозных парней. Собравшись вместе с более опытными, получается опыт с молодостью, задором и талантом. Это взрывоопасный коктейль. Он может накрыть любого. Деньги —не главное. Вот "Магнитка" с Малкиным в прошлом году приехала, но проиграли. "Питер" с Ковальчуком тоже уехали без победы.

В "Металлург" в начале сезона набрали малышню, как некоторые говорят. Тут уже все зависит от тренера. Не каждый умеет с молодежью работать. В начале сезона мы от Китова ждали, ждали, когда команда заиграет — не заиграла. Решили не терзать душу — ушел он. Думали, кто же сможет организовать молодых? Герман Титов оказался подходящей кандидатурой. Он не тренер, он первоклассный игрок. У него ведь опыта тренерского нет, зато есть знания определенные, а главное — желание. В нем сомневались, но команда заиграла!

ВГ: Вы это заявляете, несмотря на то, что "Металлург" находится на последнем месте в турнирной таблице КХЛ?

Михаил: Лучше чем было — это раз. Я сравниваю с командой в начале сезона, ведь игроки остались прежние. Команда заиграла. На хоккей стало интересно ходить. Титов сразу позиционировал, что "Металлург" будет показывать атакующий, дерзкий хоккей. Все сначала смеялись. Но от матча к матчу видно, что ребята стали играть.

Важно сначала заставить поверить в свои силы. Жафяров, Складниченко, Мусин — в основном выходцы из "Кузнецких Медведей". Недалеко ушли Гареев с Галимовым. Игроки уровня ВХЛ. А заиграли. Никита Камалов — последнее вливание. Матчей восемь отыграл и гол забил. Он уже показывает зрелую игру.

Недавно человек приехал с Питера, он болеет за "Авангард". Они плюются на свою команду в этом сезоне. Мы посмотрели дома игру "Авангарда" с "Югрой". Действительно, нет желания, стремления. Команда пропала. Он пошел на последний матч "Металлурга" с "Трактором" и обалдел! Во втором периоде хоккеисты "Трактора", а это более именитые игроки, они лезли на скамейку все в поту, настолько наши бегали. Гость наш был в шоке: "Какие шикарные пасы, какой у вас вратарь!". Он был приятно удивлен игрой. Пусть мы и проиграли. Да, где-то не хватило сил и мастерства, но это интереснее, чем наблюдать игру высококлассной команды, которая устала играть.

Мне нравится это становление "Металлурга" в качестве высококлассного клуба. Нравится наблюдать, как росточки пробиваются, и появляется команда. Не хочу видеть скороспелую команду, из которой игроки в итоге уйдут. Хочется, чтобы шла подпитка от местных воспитанников, ведь они у нас есть, растут. Сейчас команда этим и интересна.

ВГ: Как относитесь к тем, кто говорит, что не будет болеть за "Металлург", пока они не заиграют?

Михаил: С одной стороны, их можно понять. Они, в принципе, тоже болельщики. Они же тоже хотят добра для команды, как и мы. И они любят команду. Как в фильме "Служебный роман": любят в глубине души...где-то глубоко, но любят. Но им не нравится обстановка вокруг команды. Вот небезызвестный мэр Смолего. В начале сезона сказал, что поднимет хоккей, а в середине сезона он ему стал не нужен. Им не нравится ситуация в клубе, когда в нем находятся люди, которые не могут и не хотят вести команду вперед. Вот эта обстановка им не нравится.

ВГ: Семья разделяет вашу любовь к хоккею и "Металлургу"?

Михаил: Мы с супругой уже 23 года вместе. Раньше она особого интереса к хоккею не испытывала. Но недавно я все-таки уговорил пойти ее на матч вместе. Она увидела и влюбилась. Теперь старается ни одного матча не пропускать, абонемент и ей купили. По телевизору если хоккей идет, она, даже если с подругой по телефону разговаривает, обязательно за экраном следит. Дочь тоже не ярая болельщица. Но даже если рукоделием занимается или в интернете сидит, то параллельно следит за ходом игры он-лайн.

ВГ: Без какой "металлурговской" символики никогда не пойдете на матч?

Михаил: На хоккей без своего любимого свитера "Кузни" не пойду. Это как Дед Мороз на празднике без бороды. Вроде шапка есть, шуба, но даже слова будет говорить, а ему не веришь. Идя на хоккей, автоматически позиционируешь себя только в этом. Это момент единения. Когда вокруг идут такие же как ты в сетках "Металлурга" или шарфах. И ты уже начинаешь вливаться в хоккейную атмосферу. Поднимаешь себя этим настрой. Поэтому болельщики и покупают шарфики, флажки.

ВГ: У вас есть мечта, связанная с "Металлургом", с хоккеем?

Михаил: Конечно. Мечтаю побывать на матче финала Кубка Стэнли! Да и вообще побывать на матчах НХЛ. И еще, наверное, чтобы Бобровский завоевал Кубок Стэнли и привез его в родной город. Ну или Орлов!

А с "Металлургом", наверное, как и у всех болельщиков нашей команды. Чтобы у него был боевой состав и надежный тыл в виде добротной хоккейной школы. Чтобы он завоевал звание чемпиона, как бы не назывался чемпионат, пусть и не в ближайшие годы, но обязательно стал Чемпионом!

Интернет-портал «VASHGOROD.RU» зарегистрирован в Роскомнадзоре 28.02.2017 г.

Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 - 68868.

Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей.

Условия размещения рекламы

ВСЕ НОВОСТИ